— Это диктаторский режим какой-то: ты должен взять отпуск, ты должен получить удовольствие, ты должен наслаждаться жизнью...

— Плохо ты, видать, знаком с диктаторским режимом.

Похожие цитаты

Радж: Знаете, кто бы был самым смелым персонажем во вселенной Марвел? Тот, кто делает эпиляцию в области бикини женщине-халку!

Говард: Нет, если кто и храбрый, то это мексиканский садовник-нелегал, работающий у Капитана Америки...

Леонард: Но он не храбрее того, кто пользуется уборной после существа.

Шелдон: Как всегда, вы все не правы... Самый храбрый персонаж вселенной Марвел — это врач, который проверяет простату Росомахи.

Говард: Ну тогда уж парень, которому Росомаха проверяет простату.
— Шелдон, ты — высокомерный засранец. С какого перепуга я должен делать что-то приятное для тебя?

— Ну... чтобы попасть на иудейские небеса!

— У иудеев нет небес.

— Тогда чтобы избежать иудейского ада.

— Ты видел мою маман? Я живу в иудейском аду!
— Знаешь, Шелдон, некоторые факты об этом фургоне покажутся тебе очень интересными.

— Что он работает на сифилисе вместо бензина?
— Говард, у меня к тебе пара вопросов. Я нашёл вот эти три кегли, скажи, ты ими жонглируешь или посеял остальные семь?

— ... Жонглирую.

— Ну ты даёшь, крепыш.
— Говард, твою одежду организовать посезонно или по цветовой гамме?

— Давай по цветовой.

— Ответ неверный — будет посезонно.
— Возможно, во мне сейчас говорит зелье, но ты просто очуетительный «мастер подземелья».

— Правда? Ну что ж, когда придем домой, я тебе еще и не такой квест устрою.

— Еще один квест с Воловицем?! Я с вами.

— Шелдон, они говорят о сексе.

— А... Ну тогда я пас.
— Я переживаю не из-за денег или формы предприятия, а из-за того, как ты ко мне относишься.

— Ну, мне кажется, что я хорошо к тебе отношусь. Поэтому в контракте я и указал, что твой вклад в изобретение равен моему.

— А, то есть так-то ты не считаешь, что его вклад равен твоему.

— Нет, сейчас я не так говорю, так я говорил утром. Но потом Леонард сказал мне не говорить так.

— И вот так всегда, когда мы работаем вместе!

— Так, секундочку, а что если Шелдону придется относиться к тебе уважительно?

— А что, у Шелдона сзади на шее есть кнопка, о которой мы не знали?

— Нет, но мы сможем добавить в контракт пункт о том, что он не сможет издеваться над Говардом.

— А что будет гарантировать исполнение?

— Все условия контракта гарантирует моя подпись и внутренний кодекс чести.

— И его обсессивно-компульсивное расстройство.

— И это тоже.
— Ну так в субботу я могу рассчитывать на свою свиту?

— Слушай, я бы с радостью, но.. не могу.

— Леонард?

— А.. Я бы мог бы, но... Не могу.

— Шелдон?

— А я могу, но я не пойду.
— Но если я не пойду на работу, куда же я себя дену?

— Будете читать, отдыхать, путешествовать. Афганистан, говорят, в эту пору просто бесподобен.

— ... Сарказм?

— Ни в коем разе! Поезжай, конечно.
— Но друзья дарят друг другу подарки!

— Я принимаю твое предположение, но отвергаю твое умозаключение.

— Попробуй сказать «это неопциональная социальная конвенция».

— Чего?

— Просто скажи!

— Шелдон, это неопциональная социальная конвенция.

— Ну, вполне логично!

— Мы его получили с инструкцией, знаешь ли.