Своими поступками мы пишем свою судьбу. Ошибаемся, горюем, встречаем свое счастье. Часто мы случайно сворачиваем со своего пути и теряемся. Как бы это не звучало, но такие ужасные вещи нужны нам. Только они могут возвратить нас обратно на истинный путь, показывая всю суть нашего мира.

Похожие цитаты

Когда человек умирает, он познает и свое прошлое, и свое будущее, а иногда даже больше, если захочет… Но, хотя мертвые точно знают то, что должны были умереть, они все равно не могут смириться с тем, что кто-то другой будет жить вместо них. Такова природа человека. Зависть, злоба, стремление убить. Я уже давно убедился, что люди проявляют свою истинную сущность в смерти больше, нежели в жизни.
Даже после четырех лет счастливого брака Язмин не могла утверждать, что мужская любовь в том виде, в каком ее всегда представляют себе наивные девочки, существует. Но она точно знала одно: куда важней всей романтической мишуры, продиктованной миру массовой культурой, была мужская преданность и верность. Ведь красивые слова о неземной любви, не подкрепленные ни действиями, ни решениями, ни желанием уступить любимому человеку, превращаются в пустой звук. И молчаливая любовь оказывается куда лучше, чем грохочущие на весь белый свет голословные признания. Ведь истинная любовь нема.
Я убивал, о чем не раз жалел потом. Искренне раскаивался,… но вернуть к жизни умерших невозможно. Поэтому я знаю цену жизни, как никто другой. Как и смерти… И для хорошего человека ничего ужасного в ней нет. Она дарит покой. Бесконечный покой.
Я не предсказываю судьбу, милая. Это слишком большая ответственность. Ведь не каждый человек будет настолько сильным, чтобы принять свое будущее. Он будет чувствовать себя обреченным. И, всегда ожидая худшего, он упустит главное — свое счастье.
Культура определяет поведение человека в большей мере, чем его личные качества. Сложно перестроить себя под чуждые тебе каноны жизни, как не крути.
Счастье не вечно,Слава слепа,

А королей выбирает толпа.

Мы вызываем судьбу на дуэль,

Нам наплевать, кто охотник, кто цель.

Игры с судьбою смешны и пусты,

Мы за собою сжигаем мосты,

И неизменно во все времена,

Только любовь миром править должна.
Он придерживался своей собственной примитивной теории, что все на свете — азартная игра. Бог — это нечто неощутимое, своенравное, взбалмошное, именуемое Счастьем. Риск начинается с самого появления на свет: кем суждено родиться — дураком или грабителем? Карты сдает Счастье, и невинные младенцы изберут в руки сданные им карты. Возмущаться, жаловаться бесполезно. Вот твои карты, и хочешь не хочешь, а играй, — все равно, горбат ты или строен, урод или красавец, кретин или умница. Тщетно искать справедливости. Большинство играющих попадает в разряд дураков; немногие, благодаря хорошей карте, становятся грабителями. Розыгрыш карт — это и есть жизнь. Скопище игроков — общество. Карточный стол — земля. Ставка — земные блага, от куска хлеба до больших красных автомобилей. А в конечном счете и счастливых игроков и несчастливых ждет одно — смерть и забвение. Тяжело, конечно, глупым и обездоленным — их проигрыш заранее предрешен. Но чем лучше он узнавал других, тех, кто казался в выигрыше, тем чаще его брало сомнение: так ли уж велик их выигрыш? Ведь они тоже обречены на смерть и забвение, а жизнь их немногого стоит. Это грызня диких зверей между собой: сильные топчут слабых, а сильные, — как он убедился на примере Даусета, Леттона и Гугенхаммера, — отнюдь не наилучшее. Он вспоминал своих скромных товарищей по Арктике. Они-то и были глупые и обездоленные — те, кто трудится в поте лица и у кого отнимают плоды его труда, как у той старухи, которая делает вино в горах Сонома; а ведь они куда правдивее, честнее, благороднее, чем люди, которые грабят их. Выходит так, что выигрывают-то как раз жулики, предатели, мерзавцы. Но даже и они не хозяева своей судьбы, они только играют картами, которые им достались.
Знал ли он последний ответ

В страшном поединке с судьбой?

Что оставил он за собой

В мире, где его больше нет?

... Древнюю клятву, что губит идущих за ней.

Древнюю славу и доблесть былых королей.

Древнюю гордость, живущую в тех,

Кто не видит скорбей и преград -

Но время сильней.

Не правда ли, брат? -

Дороги назад

Не будет отныне:

Нам — причал небесных кораблей,

Вам — встречать грядущую зарю,

Где крепче стали и оков,

Сильнее клятв и выше слов

Один-единственный закон — сама любовь.

Нам — морские брызги на ветру,

Вам — любовь, огромная, как мир,

И если новый мир таков,

Что в нем закон сама любовь -

Мы были только предисловием к нему.

Нам — ушедших парусников тень,

Вам — звенящий травами апрель,

И если новый мир таков,

Что в нем закон сама любовь -

Мы лишь рассвет, а вы — горящий солнцем день.

Нам — стоять на страже ваших снов,

Вам — пройти насквозь огромный мир,

И даже там, в краю теней,

Вы у того, кто всех сильней,

Возьмете свой последний Дар — саму любовь.