Радж: Знаете, кто бы был самым смелым персонажем во вселенной Марвел? Тот, кто делает эпиляцию в области бикини женщине-халку!

Говард: Нет, если кто и храбрый, то это мексиканский садовник-нелегал, работающий у Капитана Америки...

Леонард: Но он не храбрее того, кто пользуется уборной после существа.

Шелдон: Как всегда, вы все не правы... Самый храбрый персонаж вселенной Марвел — это врач, который проверяет простату Росомахи.

Говард: Ну тогда уж парень, которому Росомаха проверяет простату.

Похожие цитаты

— Ну, кто ставил на обморок?

— Я ставил на «обмочит штаны».

— Секундочку... похоже, мы все были правы.
Говард: Представляете, если он согласится, нам предстоит целое лето без Шелдона!

Раджеш: Мы могли бы гулять во дворе...

Говард: И мы могли бы сидеть на левой части его дивана...

Леонард: А я мог бы ходить в туалет в 8.20..

Раджеш: Как мало нам надо для счастья, да?
— Зацените, это действительно крутая штука. Набрать Лёню Гаврилова.

— Вы сказали набрать Лену Гамадрилову?

— Да нет же! Набрать Лёню Гаврилова.

— Вы сказали набрать Фарида Гарамутдинова?

— Да нет же!

— Да, дай я попробую. Набрать Микфлюно Умикфлюлю.

— Вызываю Раджеша Кутрапали.

[звонит телефон]

— Уууу.. Очень впечатляюще. Да. И немного расистски.
— Я устрою вам дозорные игры. По типу тех, что бывают в MIT*.

— О, а мне они нравились, я каждый год в них участвовал.

— У нас в Принстоне тоже были!

— Миленько, прям как в настоящем ВУЗе.
— Пенни уволилась из кафешки?

— Да.

— И что она сегодня делает?

— Без понятия. Она итак думает, что я против всей этой её затеи, так что, если я позвоню, это будет выглядеть, будто я её проверяю.

— А ты не против?

— Конечно, нет. Она отличная актриса, и я горжусь, что она решилась на это.

— Здорово!

— Купилась?! Класс! Надо позвонить ей, пока я не забыл, как я это сформулировал.
— Они что, спорят из-за комиксов?

— Ну, этого не может быть...

— А может быть, «молот Тора» — это новый оттенок лака для ногтей?
— А почему вы никогда не снимали квартиру втроем?

— Мы обсуждали такую возможность, но Говард состоял в весьма близких отношениях со своей мамой.

— Я жил с ней из соображений экономии.

— Конечно, зачем покупать жратву, если тебя грудью кормят.
— Я переживаю не из-за денег или формы предприятия, а из-за того, как ты ко мне относишься.

— Ну, мне кажется, что я хорошо к тебе отношусь. Поэтому в контракте я и указал, что твой вклад в изобретение равен моему.

— А, то есть так-то ты не считаешь, что его вклад равен твоему.

— Нет, сейчас я не так говорю, так я говорил утром. Но потом Леонард сказал мне не говорить так.

— И вот так всегда, когда мы работаем вместе!

— Так, секундочку, а что если Шелдону придется относиться к тебе уважительно?

— А что, у Шелдона сзади на шее есть кнопка, о которой мы не знали?

— Нет, но мы сможем добавить в контракт пункт о том, что он не сможет издеваться над Говардом.

— А что будет гарантировать исполнение?

— Все условия контракта гарантирует моя подпись и внутренний кодекс чести.

— И его обсессивно-компульсивное расстройство.

— И это тоже.
— Ну так в субботу я могу рассчитывать на свою свиту?

— Слушай, я бы с радостью, но.. не могу.

— Леонард?

— А.. Я бы мог бы, но... Не могу.

— Шелдон?

— А я могу, но я не пойду.
— Дети появляются на свет каждый день. В этом нет ничего страшного. Разберётесь!

— Да! Перестань, это отличная новость, и ты это знаешь!

— Вы правы. Так и есть, просто.. Ну, понимаете, всё так неожиданно навалилось.

— Знаете, что нам всем сейчас нужно сделать?

— Вазэктомию, чтобы с нами такого не произошло?

— Отпраздновать это где-нибудь! .... Но в чем-то ты даже прав.