Если ты начинаешь сомневаться, знай, что я держу одну из твоих сестер в живых, как залог. В конце концов... тому, кто способен пожертвовать своей плотью и кровью, никогда нельзя доверять.

Похожие цитаты

Доверять, мой принц, нельзя никому. Ни вашему мейстеру без цепи, ни вашему лжеотцу, ни бравому Утке, ни прелестной Леморе — никому из близких людей, растивших вас с малолетства. В первую же голову не верьте торговцу сырами, Пауку, и маленькой королеве, на которой хотите жениться. Это недоверие проест вам желудок и не даст спать по ночам, но лучше уж это, чем вечный сон.
— Я столько лет старался раскусить тебя. Думал, с таким телом пробиваются только через постель. Но, как оказалось — ты фригидна.

— Да нет, Джерри — это ты омерзителен.
— Держись! Ты же Воскресенье. Ты должна верить в чудо.

— Я не знаю, во что мне верить. Я даже имя свое не знаю...
Не самое драгоценное и необходимое приносится в жертву, а то, что лишь кажется драгоценным и необходимым, а на самом делелишнее. Только мешает. Когда жертва приносится должным образом, жертвующий поступает, как искусный скульптор, отсекая всё лишнее от каменной глыбы. Ваяет себя. Достойное занятие — вне зависимости от конечного результата.
Верность, собранная из подозрений и недоверия, весьма слаба. И легко тает, если вознести её к свету правды. Но в темноте нашего отчаяния именно такая верность даёт нам силы сделать то, что нужно.
Женщины жертвуют собой и верят, что эти жертвы будут замечены и благодарность непременно придет. Причем, надеясь на это тайно, говорить вслух об ответных жертвах они не смеют. Ожидать вознаграждения считается неприличным и не одобряется.

На самом же деле любая женщина должна научиться простым вещам — стремиться к вознаграждению или, по крайней мере, заранее оговаривать его возможность. В этом случае тот, кому предназначена жертва или просто услуга, имеет право выбора: принять это или отклонить. И каждый точно знает, на что он рассчитывает и чем располагает.
Самая большая ценность в жизни — материнство и оно при этом — великая жертва. Если материнство — воплощённая Жертва, тогда удел дочери — олицетворять Вину, которую никогда нельзя искупить.