Депрессия не признак слабости — это признак того, что вы пытались быть сильным слишком долго...

Похожие цитаты

— Слушай, я клянусь — ты самый утомительный человек на свете, ты главный претендент на корону утомительности в среднем весе!

— Ну, а вы тогда главный на... эм... на завистливость... в весе... в весе завистливости... на чемпионате...

— О! Он взял вес, он взял вес! Дориан стал самым утомительным человеком на свете! Вот это да, невероятно, как этот скромный боец смог достичь таких высот!

— А вы серебряный призер...
— Мне очень жаль...

— Нет, это мне жаль. Это был момент слабости. И никто не должен был этого видеть.
— Знаете, сэр, доктор Таунс говорил мне, что вы знаете много интересных историй о прошлом клиники, я бы послушал.

— Ну что ж, давай послушаем. В далеком 68-ом... я тебя ненавижу, конец.

— Он это часто рассказывает.
— Если бы он захотел найти место для твоего пациента, он бы его нашел, просто на него все навалилось, что он испугался, к тому же хоть он и не признается, но должность его уже меняет, потому что у него появились новые обязанности, в том числе удерживать нашу клинику на плову.

— Я бы ему помог, но он мне не позволяет.

— Когда я был главврачем, Кокс приходил ко мне, что-то требовал, я всегда говорил «нет». И если он больше не приходил, то я знал, что на самом деле это не важно. Но если он продолжал на этом настаивать, то я знал, что на это надо обратить внимание. Теперь он на моем месте, и голос в его голове заставляет говорить «нет». Теперь нужен человек с другой стороны баррикад, который будет говорить, что нужно делать, хочет он это слышать или нет. Так что теперь ты этот человек, вперед за работу.

— А он хотя бы будет мне за это благодарен?

— Нет, он тебя за это возненавидит.
Эллиот и её морской биолог. Но. Между прочим, знаете, меня это совершенно не расстраивает.

– Джей Ди, на выходных Шон позволит мне поплавать с дельфинами.

– Правда?! Здорово, надеюсь они тебя не покусают.

– Да расслабься, Эллиот, дельфины любят людей.

– А откуда у тебя на ноге тот огромный шрам?

– Да это мои парашютные брюки все в молниях. Я молнией прищемил.

– Понятно.

– Ты уже ей врёшь? Замечательно.

– Меня правда не дельфин укусил.

– А кто?

– Чёрный кит.
— Ты вообще спрашивал себя: почему я велел тебе написать собственную характеристику?

— Ну, ничего безобидного я придумать не могу, поэтому...

— Заткнись! Я хотел, чтобы ты задумался. По-настоящему задумался: какие у тебя сильные стороны, а какие — слабые. И потом изложил это на бумаге. И не для того, чтобы я это прочитал или кто-нибудь ещё прочитал, а для того, чтобы ты сам это прочитал. Потому что отвечать тебе придётся не передо мной и даже не перед Келсо, и даже не перед пациентами, прости Господи. Отвечать тебе придётся только перед одним человеком — это ты сам.
Перемены пугают, но они неизбежны. И только от тебя зависит, сможешь ли ты извлечь из них пользу.
Никто из нас не хочет признаваться, какими уязвимыми мы себя чувствуем.
— Ребята, мы должны помочь Элиот.

— Она же сказала, что не хочет, чтобы ей помогали.

— А если бы Джей-Ди тонул и сказал бы тебе, что не хочет, чтобы ты его спасал, ты что, не спас бы?

— Ну это от многого зависит. Может, в бассейне симпатичные цыпочки, и он хочет чтобы одна из них спасла его.

— Допустим, в нем нет женщин.

— В бассейне всегда есть женщины.

— Отлично, он в пруду!

— Я не буду плавать в пруду никогда! Там змей много.

— В нашем бассейне по вторникам мужской день, можно там поплавать.

— Ты бывал там в мужской день? Нет уж, извините.

— Ладно, хорошо! Допустим, тонет Тёрк.

— Ну конечно! Как черный — так значит сразу и плавать не умеет!

— А че он полез туда вообще?

— О боже. Да я лучше пойду играть в прыткие шары, чем буду объяснять очевидное двум идиотам.