Песочный человек: Прелюдии и ноктюрны / Sandman

Люди думают: раз сны не состоят из материи или частиц, они нереальны. Очень даже реальны. Они созданы из точек зрения, образов, воспоминаний, каламбуров и утраченных надежд.

У всех историй, какие сочиняет Бетт, — счастливый конец. Это потому, что она знает, где остановиться.
В том и проблема с историями: если их рассказывать и рассказывать, они обязательно закончатся смертью.

— Что поделываешь?
— Кормлю голубей.
— Знаешь, что получится, если этим слишком увлечься? ТОЛСТЫЕ ГОЛУБИ! Это из «Мэри Поппинс».

— Привет, Лондон.
— Привет, Джон Константин.
— Как поживаешь, Лондон?
— Нормально. Полон людей. Мокну под дождем. А ты?
— А-а, недурно. Почти полдень. Отправляюсь завтракать.
— Прекрасная мысль, Джон.
— Благодарю, Лондон.

Мир вокруг нас такой же твёрдый и надёжный, как слой пены на морской воде, которая бесконечно идёт вниз, и в глубине неё есть такие вещи, о которых я даже не хочу думать.

— А смертные! Скажи мне.... Почему? Скажи мне.... Почему?
— Что «почему», Первый среди Падших?

Страсть улыбается и забывает, ибо Страсть живет мгновением.