Цитаты Валентина

— Сволочь ты все-таки, — задумчиво протянула я.Уныние в голосе оборотня мгновенно сменилось на сдержанный смех.

— На том стоим, солнышко.

— И уши у тебя холодные, — тем же задумчивым тоном продолжила я.

— Теплые! Хвостом клянусь!

— Не верю!

— Мой хвост! Я смертельно оскорблен!
— Любовь — это боль, — сказал Император, — разве ты не знаешь?

— Знаю, — ответил доктор. — Но я знаю также солдат, которые без рук, без ног, с волочащимися за ними кишками, зубами рвали врага, потому что их ждали дома любимые женщины. Я прошел вместе с ними через семнадцать больших сражений, и я знаю, чьи имена они выхаркивают вместе с кровью, когда я отрезаю им загангрененные руки и ноги. Я знаю, кого они зовут, когда лежат, вывернутые наизнанку, на моём залитом кровью операционном столе… Они зовут своих женщин. И только потому и выживают, что те, в их задымленном болевым шоком сознании, приходят к ним и поют песни о любви, и кладут им руки на головы — и те выживают. Не потому что я хороший врач, а потому что им есть за что держаться в этом аду. Да, их профессия — ненависть. Но это снаружи. А изнутри… Вы знаете, что держит их изнутри?..
И как бы ни было тяжело, иди вперёд, борись, не сдавайся, не отчаивайся, во что бы то ни было оставайся всегда верен своей мечте, делу, долгу, поставленной цели, человеку, которого ты любишь...
Прямых речей от женщины не жди:

в её «уйди» звучит «не уходи»...
— ... не уходи. Тогда не придется возвращаться...

— А я постараюсь не вернуться.
— Валь, меня пригласили в шоу!

— В шоу! Ну что ж, поздравляю... Контора солидная...
— Слушай, ну сколько можно об этом говорить?!

— Знаешь, умного человека не грех послушать и дважды!
— Ты — забавная женщина! С тобой не соскучишься!

— А я непросто женщина, я — певица. Певица, в которую ты не веришь...
— Надо прожить жизнь так, чтобы потом не было мучительно больно?

— Нет. Это удается только совершенно бесстыдным людям.
Разум есть сложный инстинкт, не успевший еще сформироваться. Имеется в виду, что инстиктивная деятельность всегда целесообразна и естественна. Пройдет миллион лет, инстинкт сформируется, и мы перестанем совершать ошибки, которые, вероятно, являются неотъемлемым свойством разума. И тогда, если во Вселенной что-нибудь измениться, мы благополучно вымрем, — опять же именно потому, ч то разучились совершать ошибки, то есть пробовать разные, не пердусмотренные жесткой программой варианты.