Цитаты Стефана Сальваторе

— Что происходит?

— Мы собираемся убить Кетрин.

— Я могу всё объяснить.

— Да уж, пожалуйста!

— Мы... Собираемся убить Кетрин.
Я сделал выбор, о котором буду сожалеть всю свою жизнь. Но дай мне попытаться все исправить.
— Пусть прошлое останется в прошлом. Поверь мне, обида не в моде.

— А знаешь, что всегда в моде? Возмездие.
Человечность — большая слабость вампира. Независимо от того, как легко её выключить, она пытается бороться, чтобы вернуться назад. И иногда я позволяю это.
Сейчас мы сыграем в игру на выпивание. Я называю ее «Правда или волчий аконит».
If I let myself care, all I feel is pain.

Если я позволю себе быть неравнодушным, то все, что я почувствую — это боль.
— Я подписала им смертный приговор, Стефан.

— Нет, ты подписала смертный приговор Клаусу, Елена. Все остальные — это сопутствующий ущерб.
— Ну ты ведь даже не знала Кэтрин.

— Потому что если бы знала, надрала бы ей задницу.
— Можешь любить Елену сколько захочешь, можешь защищать её. Но у меня есть то, чего у тебя никогда не будет.

— Да? И что это?

— Её уважение.
— Так, знаете что? Мне нужно... Мне нужно уйти отсюда.

— Конечно. Только сначала признай, что у тебя ломка.

— Деймон, я не буду...

— Признайся.

— Ладно. Я просто с ума схожу. И готов съесть живьем всех официанток.
— Когда ты зайдешь слишком далеко, я буду рядом, чтобы помочь, каждую секунду, каждый день до тех пор, пока я не перестану быть тебе нужен.

— Почему?

— Потому что сейчас... ты все, что у меня есть.
— Я знаю, чего хотел бы мой брат.

— То, чего он хотел бы, и то, что мы должны сделать — это две разные вещи.
Но один человек продолжал говорить мне, что чувствовать — это нормально, причём неважно, как от этого больно. Говорил, что именно эмоции делают нас людьми. Как хорошие, так и плохие. И просила никогда не терять надежду.
Все те усилия и время, что ты потратил на то, чтобы заставить нас с братом ненавидеть друг друга, имели обратный эффект... Мы с Деймоном прошли через ад, который гораздо страшнее, чем ты!
— Молодец, что обнадежил ее в том, чего никогда не было в истории вампиров.

— Тебя не было рядом в тот день, когда Елена сказала, что никогда бы этого не хотела.

— Так может не стоило давать ей погибнуть?

— Я этого не хотел. Сначала я спас Мэтта, как она и просила.

— И теперь в мире на одного квотербэка больше. Браво, братец.
Видишь ли в чем дело, ярость — это действительно мощное оружие. Но чувство вины... Оно уничтожит тебя.
— Просто дыши. Дыши. Раньше ты не чувствовала такого гнева.

— Я ненавижу ее. Я не думала, что способна так ненавидеть, но я ненавижу ее и ненавижу эту ненависть к ней.
— Ты не собираешься рассказать мне, что происходит?

— Я не могу рассказать тебе. Это личное. Мы же в ссоре.

— Это ты в ссоре, а я уже все забыл.
— Хороший денек для кризиса среднего возраста. Ты прожил уже 164 года, так что давно пора бы.

— Обращение Елены в вампира проходит... я бы сказал... немного депрессивно. Так что я хочу немного развлечь ее.

— Сам не умеешь, но других учишь...