Цитаты Шелдона Купера

Должен сказать, что мне совсем не по душе вся эта любовь-морковь. Но в моменты, когда ты меня боготворишь, от тебя не хочется избавляться.
— Пенни, ты опять записала свои шоу на наш DVR?

— Нет.

— Отвечай честно, ты же не на суде. ... Он будет позже.
— Доктор Купер, чем я могу вам помочь?

— Добрый день. И я тоже хорошо... Насколько я понимаю, я произвел на вас не лучшее впечатление, поэтому я решил компенсировать это подарком.

— Доктор Купер, не стоило.

— Уже поздно. Приготовьтесь любить меня.
— О, чудо! О, счастье! Профессор Протон придет к нам в гости.

— Да ладно?!

— Тот самый чудик, который вел ту убогую передачку?

— А тебя только что исключили из списка приглашенных.
— Вот видишь, Говард так же хорош в этой роли, как и я.

— Так же хорош? Да тебе только что натянули трусы на голову, чмошник!
— [стучит] Эми. Эми. Эми.

— Что?

— Я никогда еще не стучал в свою собственную дверь... Дичь какая-то.

— Незачем было приходить и пытаться меня приободрить.

— Спасибо. А теперь можешь сказать это всем остальным, потому что они так не думают.
Когда мы убиваем в детях способность критически мыслить, говоря, что кролики появляются из шляп, мы создаем взрослых, которые верят в астрологию и гомеопатию.
— Покажите мне свои сопли! Свои сопли!

— Высморкайся и проваливай отсюда.

— Это не велосипед с мандаринами!

— Безумец! Позвоните в полицию!

— Нет! Не звоните в библиотеку. Покажите мне свои сопли.

— ?

— У меня в кровати быки. Много! Много быков!

— Сhaaaaa!

— Oy Vey!
— [заходит в виртуальный салон во время игры в «Red Dead Redemption»]: Я буду виски. Тебе взять что-нибудь?

— Нет. Мне еще вести машину в «GTA».
— Давай попробуем еще раз. И обращай внимание на свой язык тела: когда ты сидишь весь скукожившись — ты отталкиваешь аудиторию, но если ты будешь открыт и расслаблен — это привлечет их внимание.

— Понятно... А какую позу тогда мне нужно принять?

— ... Попробуй открытую.

— Если мой приятель флаг и научил меня чему, так это доверять дуновению ветра. Но только если ты крепко привязан к древку.
— [стучит] Пенни. Пенни. Пенни.

— Чего?!

— Эми указала мне, что раз уж ты сделала что-то хорошее для меня — я должен вернуть любезность. Поэтому, да, я приду посмотреть эту твою дурацкую пьесу.

— ... А я уже не хочу, чтобы ты приходил.

— Это почему же?

— Идти нужно не потому, что ты должен, а только если ты этого хочешь.

— Бог мой, и снова правила?! Когда же этому придет конец?! А мне можно пойти, потому что я должен хотеть пойти?

— Делай что хочешь, понял?!

— Подожди... Так мне делать то, что я действительно хочу, или то, что я должен хотеть?

— Да ради всего святого, просто приходи и всё!

— Хорошо. Я не хочу, но в этом, по крайней мере, есть какой-то смысл.
— Нет, нет, подождите. Я хоть и отлично разбираюсь в науке, но всё же не уверен, как правильно пробудить интерес у школьников. Нужно погуглить...

— И что же ты пишешь в поиске?

— «Как мне увлечь двенадцатилетних девочек

— Нет, нет, нет! Ну что ты?! Не надо!

— ...
— Ребята, ну давайте не будем превращать это в школьный проект, когда умник делает всю работу, а двоечники сидят и просто наблюдают.

— Это не так. В этот раз, умник делает всю работу, а ребята поумней сидят и наблюдают.

— То есть, ты хочешь сказать, что я умнее его?

— Нет. Ты так, для мебели, чтобы подкрепить мою точку зрения.
— Шелдон, я знаю, что сегодня день тайской кухни, поэтому я купила всё необходимое на азиатском рынке и всё сама приготовила.

— Ой, ну не стоило.

— Да мне это только в радость.

— Нет, я к тому, что зря старалась. Всё свое ношу с собой.

— Вы заехали за тайской кухней?

— У меня не было выбора, он легался в спинку моего сиденья.

— Шелдон, я весь день провела у плиты.

— И, наверное, очень глупо себя чувствуешь, да?
— Возможно, во мне сейчас говорит зелье, но ты просто очуетительный «мастер подземелья».

— Правда? Ну что ж, когда придем домой, я тебе еще и не такой квест устрою.

— Еще один квест с Воловицем?! Я с вами.

— Шелдон, они говорят о сексе.

— А... Ну тогда я пас.
— Как дела? [видит Шелдона в окружении кошек] О, нет

— Роберту Оппенгеймеру было одиноко.

— И поэтому ты решил собрать всех участников «Манхэттенского проекта»?!

— Да. Здесь Энрико Ферми, Ричард Фейнман, Эдвард Теллер, Отто Фриш и Лапусик.

— Лапусик?

— Я собирался назвать его Генрихом Фон Гельмхольцем, но он такой лапусичный.