Цитаты Саймона Беллами

— Ты! Мелкий уродец! Это что за фигня там была на крыше?

— Я хотел тебя спасти...

— Ну так ты облажался! С блеском и фанфарами!
— Ты правда думаешь, что я буду откровенничать с тобой после того, как ты со мной обращался, после того, как ты меня обзывал?!

— И как это?

— Псих, любитель понюхать трусики, целка, урод, ***юк, извращенец, педофил... дыниёб..., а я просто хочу быть твоим другом.
— Кто-то еще знает о нас. И мы должны выяснить, кто.

— О... А не хватит с нас на эту неделю? Мы чуть не грохнули нового надзирателя, тебе в первый раз минет обломился, а я умер. Опять! А ведь неделя даже еще не кончилась!
— А отлоложу-ка я ему кренделёк в постели.

— Не думаю, что это уместно.

— Нужно послать ему доходчивый месседж, чтоб он знал — с нами шутки плохи!

— И в чём месседж дерьма в его постели?

— Так в «Крёстном отце» делали.

— ... Там лошадиную голову в постель положили.

— А у тебя лишняя завалялась, что ли?
— Ты эксплуатируешь слабых!

— Вытягиваешь из людей деньги!

— Домогаешься девушек!

— Как и католическая церковь.

— А он дело говорит. В Ирландии, когда я был маленьким, считалось, что если с тобой не шалит священник, то ты лох.
— У нас был секс...

— А, так значит ты наконец заценил товар, а он... Не оправдал ожиданий? У нее что, бобрик аж до колен лохматится, да?

— Нет.

— Влагалище, что ли, наизнанку вывернутое? Это, брат, не беда! Такое оперируют в два счета.

— Я облажался.

— Так значит ты пришел просить подмоги у куда более искушенного любовника? Два слова: мятные леденцы.

— И при чем тут они?

— Заглатываешь паршивца, устремляешься в южном направлении и ублажаешь ее орально. Из-за ментола ей будет казаться, что у нее там горит все! Они у меня всегда под рукой на случай необходимости. Бери. Это тебе.
— Кто-нибудь знает что-нибудь про роды?

— Горячие полотенца! Да! Но... у нас их нет.

— Ох, ***ь, ну и помощничек из тебя!
— Джесика не убийца-психопатка, она девственница.

— Так и знал, что с ней что-то не так.
— Я не педофил.

— Да кто тебя знает? Вдруг ты вздрючил родную сестру ради ломтика сыра?

— Да я вообще сыр не люблю!

— Что делает тебя ещё похотливее, ты, больной ублюдок!
— А ведь мы можем придумать себе всякие крутые супергеройские клички! Я — Капитан Неуязвимый, Кёртис — Мистер Задом-Наперед, а ты будешь Невидимый ***юк!

— А почему я Невидимый ***юк?!

— Уж какой есть — смирись!
— Думаю, эти татуировки вами управляют. Наверное, это все тот мастер.

— Винс такое бы не сделал, он меня любит.

— Это твоя татуировка за тебя говорит.

— Красивый, еще и умный!

— А это твоя!
— Ты не можешь умереть! Я люблю тебя!

— Я ведь останусь.

— Но я не люблю его, я люблю тебя!

— Он станет мной именно потому, что ты его полюбишь. Теперь все будет как надо.
— Я только что понял, что я не умирал на этой неделе.

— Сейчас только четверг, еще есть время.
— А что, если мы все станем супер-героями?

— Вы все? Супер-героями? Ничего личного, но в каком же, ***ь, грёбаном мире такое могло бы произойти?
— Нужно придумать пароль, по которому мы сможем определить, что это мы.

— Мартышлюшка!

— Вот уж нет, никаких мартышлюшек.

— Ну каковы шансы, что кто-то помянет мартышлюшку в светской беседе? Не ахти какие, да?

— Ладно, пусть... Мартышлюшка!

— Ееее!