Цитаты Олега

— А вы знаете, мне кажется, Олег должен быть с вами в кадре. Потому что наш зритель — он любит таких.

— Натуралов?

— Придурков.
Иногда нам кажется, что неизвестность – самое худшее. Но ведь она дает все же какую-то надежду. Полная определенность может эту надежду и убить.
— Я отдал миллионы демократическому движению.

— В России нет демократии. Можешь давать сколько хочешь.
— Я тебе сейчас дегтя принесу.

— Какого?

— Ну, кофе твоего.
— С вами, с рыбами, даже ругаться скучно.

— Я не рыба.

— И не мясо.
– О-о-х. Моя голова! Кто-нибудь, выключите это проклятое солнце!
... Прав ты, дурачок, и про любовь прав, и про гармонию… Только рано начал. И вслух. Оно когда про любовь вслух и чересчур, без спросу хватая за грудки и вкручивая любой ценой, – сомнения великие берут.

Любовь – штука тихая.

А ты, брат, не Купидон, чтобы с этой любовью, да ко всякому-каждому, да в мегафон, да на всех перекрестках…
Я смотрю на ветку, и мой ветер ерошит хвою, моя скала незыблемо стоит внизу, моя пичуга назойливо орет, кружась в смолистом аромате! Вместо почетного места зрителя мне предлагают неуют участника, место со-автора, открытое всем ветрам; и я иду, выхожу на подмостки, я тоже, я здесь, я – мы вместе…

Я шагаю в небо с вершины сосны, зная заранее: далеко не всегда можно пойти по облакам.

Но и стоять в отдалении, в безопасности и покое, разглядывая сосну, небо и скалу в лорнет с единственной целью отметить – да, небо, да сосна, да, скала, вы совершенно правы, все как в жизни!.. О св. Фома, покровитель реалистов, почему обошел ты меня милостью своей?!

Поздно сетовать.
А вот ритуал, после которого становилось возможным чувствовать находящиеся под землей благородные металлы, драгоценные камни и пустоты искусственного происхождения, что было бы весьма полезно, требовал абсолютно невозможных вещей.

- Ладно, допустим теоретически, такие ингредиенты, как позвонок дракона и волос речной лошади, еще можно добыть, — рассуждал Олег. В конце концов, в запасниках музея палеонтологии, где он подрабатывал прошлым летом, этих окаменелых позвонков динозавров было столько, что пропажи одного никто не заметит.

С волосом было и того проще. Гиппопотам Алмаз, обитавший в городском зоопарке, отличался крайне спокойным и добродушным нравом и за один-два 'московских' батона, которые он обожал, с удовольствием давал себя погладить, так что снять волосок не представляло проблемы.

Однако, скажите, где же в этом мире можно добыть такие, воистину мифические вещи, как прядь волос целомудренной лицедейки, слюна правдивого адвоката и капля крови честного министра?!!
— Зачем ты уехала?

— В Лондоне я — при муже. А здесь я, как я.

— А разве плохо быть при муже?

— «При» всегда плохо. Приживал.
Надо чётко осознавать разницу между «быть» и «иметь». Страсть съедает человека. Если твоя цель заработать определённую сумму денег, ты не остановишься даже после того, как эти деньги у тебя уже в кармане, тебе надо будет больше и больше. Если человек видит своё счастье в том, чтобы обладать конкретной женщиной, он вряд ли ограничиться одной. Ему надо будет покорять ещё и ещё, всё новых и новых. Я знаю, о чём говорю, сам был такой. Если в жизни твоей нет счастья, может, тебе его никогда и не добиться.
Каждый должен знать, как наилучшим образом распорядиться тем, чем он обладает. Потому что если этого знания нет, то жизнь будет прожита бесполезно.
Вся мировая культура очень подробно описывает то, что будет происходить с человеком, если он попадет в ад, все круги описываются. Это и Данте, но Данте был одним из многих, просто наиболее удачливым. Были рисунки на ту же тему. Но ничего конкретного о рае культура нам не говорит, кроме того что там ходят люди с нимбами.
Привет, красотка. Сегодня ты так хорошо выглядишь, что я забыл, какая ты ужасная личность.
— Она мне немножко не нравится.

— Ну, не нравится — выпей еще.

— Я столько не выпью.
— Скажи! — настаивала Яра.

— Я не умею такого говорить! У меня язык замёрз.

— Не выкручивайся! Повторяй: «Я тебя...»

— Ты меня...

— ОЛЕГ!
– А зачем ты прятал по всему городу розы и подбрасывал координаты? Одну розу я нашла в старой голубятне на «Савеловской», другую на чердаке двухэтажного дома на Полянке! Отвечай!

Ул наклонился, зачерпнул снег.

– А на «Войковской» не нашла? Так я и думал.

– Сознался! Ага!

– Не ага. Я просто видел, как её подбросили, – выкрутился Ул.

– Кто?

– Неизвестный в черной маске. Я преследовал его, загнал в угол, но он выпил кислоты. Остались дымящиеся шнурки.
— Видал? Оксфорд не пропьешь.

— Я работаю над этим.
— Да?

— Миша, Миша, Миша. Привет. Беда. Миш, мне надо телку прогнать.

— Чего?!

— Мишань, у тебя ж агентство.

— То есть тебе нужно агентство, чтобы прогнать телку?!

— На этот раз все очень серьезно.

— Нет, Олег, извини. Не сегодня.

— Клиент?

— Не сегодня.

— Может я помогу чем?

— Погоди секунду. [Алисе] Это не просто клиент. Это Олег. Если мы когда-нибудь заведем клубные карты, у Олега будет номер 1.