Цитаты Никки

Вот, наше поколение, поколение панков и уродов, — мы не только цвели и пахли, у нас даже хватило мужества разочаровываться в этой жизни.
Знаешь, что общего у пасхального кролика и настоящей любовью? Одно — их не существует.
Вы знаете почему залы отправления и прибытия в Лос-Анджелесе на разных этажах? Чтобы 30 000 сердцеедов, которые приезжают сюда каждый месяц, не видели тех 30 000, что уезжают с разбитым сердцем…
— У тебя ничего нет, кроме смазливой внешности и пятнадцати сантиметров в штанах.
— Восемнадцати!
— Не льсти себе...
(— У тебя ничего нет, кроме смазливой внешности и 15 сантиметров в штанах.
— 18!
— Нет там 18!)
Возможно, я подхожу своей семье не так идеально, как вы – круглые колышки в идеально круглых лунках. В нашей семье колышки и лунки приходится обстругивать, потому что раньше они стояли в других местах и к тому же их заклинило и они слегка покосились. Но дело вот в чем. Я кое-что понял, когда папа сел и сказал, что рад меня видеть, и у него увлажнились глаза: да, мой отец козел, но он мой козел, и другого козла у меня нет. И, ощущая тяжесть ладони Джесс, когда она сидела у моей больничной койки, слушая, как она пытается не расплакаться в трубку при мысли о том, чтобы оставить меня здесь, и глядя, как моя младшая сестра, которая изо всех сил храбрится насчет этой истории со школой, хотя даже мне понятно, что ее мир рухнул, я понял, что в мире есть место, где я свой.
Думаю, я свой среди них.
В конце концов, если кто-то хочет с тобою быть, его ничего не остановит.
Первое правило клуба ботанов. Нет никакого клуба ботанов.
– Все достойные люди, с которыми я знаком, в школе были немного особенными. Тебе просто нужно найти своих людей.
– Найти своих людей?
– Твой клан. – (Никки скривился.) – Тебе всю жизнь кажется, что ты никуда не вписываешься. И однажды ты входишь в комнату – в университете, офисе или клубе – и видишь: «А! Да вот же они». И внезапно чувствуешь себя как дома.
– Я нигде не чувствую себя как дома.
– Это пройдет.
Никки обдумал его слова и спросил:
– И где вы нашли свой клан?
– В компьютерном зале в университете. Я был вроде как ботаником. Там я встретил своего лучшего друга Ронана. А потом… мы основали компанию. – Он помрачнел.
– Но мне придется торчать здесь, пока я не закончу школу. И там, где мы живем, ничего такого нет, никаких кланов. – Никки опустил челку на глаза. – Либо ты стараешься угодить Фишеру, либо держишься от него подальше.
– Так поищи своих людей в Интернете.
– Как?
– Ну, не знаю. Почитай форумы, посвященные тому, что тебе… нравится? Образу жизни?
Никки заметил выражение его лица.
– А! Вы тоже считаете меня голубым?
– Нет, я просто говорю, что Интернет велик. В нем обязательно найдутся те, кто разделяет твои интересы, ведет такую же жизнь.
Порой это чувство дежавю возникает так внезапно, что ты выбываешь из реальности на несколько секунд, пытаясь вспомнить, было ли это на самом деле, или это только простая галлюцинация. И ты стоишь не в силах вырваться из мыслей. И думаешь, думаешь. А было ли это все на самом деле?
Единственное, что может быть хуже одиночества — это когда другие люди знают, что ты одинок...