Цитаты Мужчины

Сережа, ты уже в десятом классе, и вполне понятно, что мы с мамой обеспокоены твоим будущим... Кем ты хочешь стать? Последний раз по этому вопросу ты высказался, когда тебе было четыре года: «Хочу быть мороженщиком!» Сейчас тебе шестнадцать. Ты по-прежнему хочешь быть мороженщиком или выбрал что-нибудь более интересное?.. Поделись! Может, я тебе что-то подскажу. В тебе есть качества многих великих людей... Например, ты уже играешь в карты, как Достоевский, любишь кофе, как Эйнштейн, носишь прическу, как Софья Ковалевская... Пора кому-то отдать предпочтение... Ты – равносторонний треугольник: у тебя по литературе тройка, по физике тройка, по математике тройка... Пойми, Сережа, у тебя всего одна пятерка, да и ту сегодня утром ты взял из моего пиджака...
... Шестнадцать лет – это романтика, поиск. Я всё понимаю... <...> Но тогда перестань пугать маму, что ты решил жениться, как только вы напишете контрольную по алгебре! Я знаю, что ты мне скажешь в ответ: статистика, двадцатый век, ранние браки... Мол, в Африке женятся в пятнадцать лет... Так они там живут до сорока – им некогда... Я сам женился в восемнадцать за две недели до твоего рождения... Это ещё хорошо, что потом выяснилось, что я по-настоящему люблю твою мать... А то б ты меня видел...
— Я не собирался вас обнимать.

— Я знаю. Просто убедился.
Детская пластина для зубов застряла в пепельнице… вот реклама о вреде курения!
— У вас сердце больное. И я думаю, что вам нужно искать не подругу жизни, а хорошего кардиолога.

— Вы что, серьёзно считаете, что у меня симптомы?

— Да, вы же отказались от кофе, когда пришли.

— Я не люблю кофе.

— Всё не так просто. Дело в том, что организм лучше знает, что ему надо, а что нет. Кофе плохо влияет на сердце, и поэтому организм его не любит.
— Скажите, пожалуйста, вы дали ему эту банкноту?

— Ничего я ему не давал, я его не знаю!

— Как ты мне ничего не давал?

— Я тебя в жизни не видел!

— Если ты меня не видел, то почему я тебя видел?
— Где тут разводятся?

— Вон очередь стоит.

— Инвалид?

— А туда же — разводится. <...>

— Да, а народу-то прибывает. Я и сам четвертый раз тут.

— В смысле?

— Четвертый развод за неделю.
— Кто вы?

— Я конный полицейский из Канады.

— А где ваш конь?

— У меня его нет... Зато есть волк!

— Вы ездите на волке?

— Нет... Он глухой.
— Никто мне и в подметки не годится. Я одна такая, одна! Я могла скакать всю ночь напролет. В меня словно черт вселялся, музыканты уставали раньше, чем я. Я плясала быстрее, чем они играли. Смотрите, никто не мог так танцевать кан-кан. Вы бы отдали последние 5 франков, чтобы это увидеть.

— У тебя их в жизни не было.

— Врешь! Я получала 50 франков за вечер! За каждый вечер. Моя кошка ела лучше, чем ты, я была звездой. Публика съезжалась со всего Парижа, чтобы посмотреть на меня!

— Вот заливает!

— Не верит! Никто не верит, а это правда!

— Это правда. Ты меня помнишь? Мы пропустили вместе не один стаканчик.

— Маленький господин со смешными ножками?

— Именно.

— Маленький господин... Я была звездой «Мулен Ружа», правда, месье Лотрек?

— Да.

— Скажите им, что в самом центре вашей афиши красовалась Ла Гулю.

— Кто же еще, как не Ла Гулю. <...>

— Ты сделал ее счастливой, Анри.

— Человек губит любимые творения. Мои афиши разрушили «Мулен» — с успехом пришла пристойность. Для Ла Гулю не нашлось места, для нас тоже...
Господу все равно, где ты живешь в трущобах или во дворце, Господу все равно беден ты или богат. Для него ты все равно остаешься божьим.
Она всю жизнь мечтала быть как Джулия Робертс, а стала Джулией Чайлд.
— Можно я тебя поцелую?

— Как поцелуешь?

— На прощание.

— Да.

— Господин адвокат, сколько можно ждать?!

— Уже иду.

— А прощальный поцелуй?

— Поцелуйте Эмилию.