Цитаты Mr. Freeman

Мы с тобой можем откупиться от уголовного дела, купить особнячок, машины, нанять детям дорогих репетиторов, но не больше. Ты будешь крутиться в колесе, век воли не видать, а система будет ехать.
Я — это тот, кто помнит, что было, и думает о том, что будет. Я — это тот, кто не в прошлом и не в будущем. Я — это сейчас. Весь мир — это вечное сейчас. Я — центр этого мира. Я — центр своей реальности.
Радость всегда обращается в горе. Слезы всегда обращаются в смех. Нежное со временем становится грубым. Дружба превращается в любовь. Любовь — в привычку. Привычка — в ненависть. Ненависть — в успокоение. Успокоение — в любопытство. Любопытство — в дружбу.
Молчание, как известно, золото, а я золотом брезгую, а вы? Хотите, чтобы я стал богатым?
Я никогда не хотел революции, в которой льется человеческая кровь. Я никогда не призывал к резне, в которой свинец размазывает мозги по стенам! Революция может быть только одна — революция сознания. И только. Все остальное — лишь бессмысленная мясорубка, превращающая плоть в бабло.
«Дорогая, мне надо в туалет», — а сами на унитаз и строчите смску любовнице или, пардон, дрочите.
Мы не сделали ничего великого, но обесценили то, что считалось великим…
Вам посоветовали быть уникальным и культивировать свою непохожесть. Так продолжайте, будьте оригинальным: станьте чемпионом по пролежням в своём отделе, получите Оскар за лучшую имитацию оргазма, кидайте партнеров на бабки, перегрызите друг другу глотки в спорах, кто лучше других понял Фримена!
И вы ещё удивляетесь, почему вас имеют в гражданское дупло? Вот эти: шизовласти, зомбовидение, ж*полизы. А как ещё себя вести со стадом, где все друг друга считают кретинами? До какого коления вас нужно довести, чтобы в других вы увидели наконец себя. А вместо «я» и «они» сказали, наконец, «МЫ»!
Вы ненавидите и презираете друг друга. И эта взаимная ненависть — единственное, что делает вас целым.
А я и не говорил, что деньги — это плохо. Я с уважением отношусь к любой религии, какой бы рабской она не была.
Большим можно оставаться и будучи маленьким.
Ты хоть понимаешь, в какое время ты пришел? Свобода сегодня — это возможность щелкать по тысячам каналов, на халяву качать порнуху и просто делать то, за что тебе ничего не будет, все. И стадо уже смирилось с этой подменой.
Любое мое слово вызывает у вас очередь глубокомысленных вопросов! Знаете, как это выглядит? Я говорю вам: «Люди, у вас хлеб кончился. Вам надо хлеба купить». Вы ошарашенно на меня смотрите, челюсти отвисли, глаза на выкате от ужаса и слышен вопль: «Хлеееб! У нас хлеба нет! Что нам делать, Фримен?! Дай нам хлеб!». Ну и так далее. Эй, булочная за углом.
Что это там за памятник? Безымянному... Э, безымянной... Проститутке? Опа... Ну... Почему бы и нет? Ведь для мальчишек, пропавших без вести на бессмысленных войнах, разбиваются целые парки скорби, верно? А это разве не поле боя? Это разве не настоящая бойня?
Кто осуждает ложь, тот врет больше всех. Я говорю правду и никому не верю.
Вы разрываетесь между романтикой противостояния и желанием приспособиться и выживать. Вот тут-то вам и дают по зубам.
Как можно выиграть или не проиграть в игре, правила которой постоянно меняются и меняются не вами?
Посмотри на власть, они особо не церемонятся — показывают народу несколько зажигательных спектаклей, раз в 2 месяца дают выпустить пар, выборы, поздравления с Новым Годом, построение нано-будущего, олимпийского царства и футбольного государства. Пипл хавает и счастлив. Но когда у народа дыра в кармане и совсем жрать нечего, кто виноват?! Тут уже не до водки с футболом, тут нужна жертва. И власть народу эту жертву, будь уверен, предоставит. Нас с тобой, понимаешь? Вот и получается игра такая. С одной стороны народ, которому насрать на себя, с другой — власть, которой насрать на народ. А посередине мы с тобой, которые вроде как что-то должны, но кому и что — непонятно.