Цитаты Ивана Натановича Купитмана

— Ты что меня использовал?
— Ну что за выражение! Я просто исторически хитрее тебя.
Играть и пить — это двойное удовольствие!
То, что мы больше всего ненавидим, на самом деле больше всего нас привлекает.
— Купитман, ты какой день пьёшь?
— Третий.
— А если честно?
— Двенадцатый.
— Когда пьёшь, ешь?
— Только кошерное.
— То есть, нет?
— Нет.
— Лобанов, что случилось?
— Что случилось? Два взвода писек вот так вот, перед глазами, как на параде!
— Ну ты же хотел стать венерологом, вот — это бесценный опыт!
— Да нахрена мне его столько сразу, как я теперь спать буду? Я глаза не могу закрыть, у меня одни письки перед глазами!
Ты помнишь, как под Новый год ты уснула на коробке с апельсинами? Так он до сих пор Чебурашкой тебя зовёт!
— Ну что я за человек такой?!
— Говённый ты человек...
— Это был риторический вопрос, не надо было отвечать!
Бить морду заведующему отделения — плохая примета.
— Последний раз тебе говорю — ни духи, ни помада не разлучат меня с этой женщиной.
— Может быть. Но ты должен знать, что и я не отступлю, и если мне придётся тебе самому засос сделать, я сделаю, и задницу тебе вилкой расцарапаю, так что молись, чтобы она тебя первая бросила, да побыстрее.
Обеспечивать кому-то райское наслаждение — это и есть адские муки.
Ты — это лучшее, что когда-либо пускало слюни на мой диван.
— То есть ты хочешь переспать с женщиной и говоришь ей, что ты гомик. План-то какой-то чудной, Купитман!
— Вот она, прямолинейная славянская логика. Пойми, Андрюшенька. Любая женщина подсознательно хочет спасти мужчину-гея и перетащить его в стан так называемых натуралов. Это инстинкт, закон жизни, понимаешь?
— Любовь Михайловна, подготовьте доктору Купитману четвертую палату, 20 кубов физраствора с аскорбинкой струйно. И 6 кубов эуфиллина лично от меня.
— Любовь Михайловна, я отменяю заказ, я пока ещё тоже доктор. Я прописываю 400 коньяка перорально!
— У меня 4 интерна!
— Хочешь, я тебе помогу?
— Всю жизнь боялся услышать это от венеролога...
Это же Великая женская теория знаков! Великая и беспощадная!
— Что вы так морщитесь, Лобанов?
— Не нравится мне у вас. Все это венерическое. Фу.
— Венерическое означает Венерой ниспосланное, Лобанов. Венера — богиня любви, а больные наши — от этой любви пострадавшие. Получается, что мы с Вами чуть ли не жрецы. Жрецы Венеры и Асклепия… Ну а теперь-то Вам что не нравится?
— Да не нравится мне у вас. Всё это венерическое. Фу.
— Да, собеседник вы слабый, Лобанов...
— Смотрю на тебя и думаю — стареешь ты, Андрюша.
— Купитман, да я по сравнению с тобой младенец с розовой попкой.