Цитаты Эми Фары Фаулер

— Не знаю, я не умею врать. В католической школе такое выбивают в прямом смысле этого слова!..

— Не волнуйся, я тебя научу. Я почти два года успела провести с бойскаутами, пока они не догадались, что я девчонка...
— Оу, нервничаем, доктор Купер?

— Нет. То, что ты видишь — это человек, которого аж трясет от уверенности.
Мы будем как Мария Кюри и ее муж Пьер, которые целыми днями работали бок о бок, купаясь в лучах своей любви и радия, который в итоге ее и убил. К черту «Красавицу и Чудовище», вот история, достойная Диснея!
— В договоре об отношениях указано, что каждый второй четверг месяца, или каждый третий в месяце, где пять четвергов, мы ходим на свидание.

— Как романтично.
— Самое время признать, что Леонард является ядром вашей социальной группы. Куда идёт он, туда идут и все остальные.

— Это Леонард-то ядро?! Бессмыслица! Ведь это я тот забавный эльф, который всем приносит веселье!
— Еще в начальной школе Джонсона фраза «Шелдон Купер — вонючий фуфел» распространилась быстрее лесного пожара.

— Охотно верю. Фраза просто находка!
Очень нелегко живётся с темпераментным маленьким приматом.
— Оу, кажется моим плюсневым косточкам конец...

— Ты в порядке?

— Да-да, вот туфли новые разнашиваю...

— Очень красивые.

— Спасибо. А ты знаешь, что женщины носят высокие каблуки, чтобы придать больший рельеф ягодицам и груди?

— Никогда не задумывался об этом.

— Гляди!

— Да, очень... рельефно.

— Постыдись глазеть, Леонард, у тебя же есть девушка!

— Прости.

— Видимо, идешь на ужин с Прией, Говардом и Бернадетт?

— А ты откуда знаешь?

— Слышала в магазине, пока мы там болтали с подружками, потому что, знаешь ли, я теперь такааая... приятного вечера! И постарайся не пялиться на мой зад, когда я повернусь к тебе спиной.
— Иногда мне говорят, что я злоупотребляю гостеприимством.

— Что? Кто тебе сказал такое?

— Ну, в последний раз мой гинеколог.

— Можешь оставаться сколько пожелаешь.

— Рада это слышать, потому что я прекрасно провожу время. То же самое я сказала своему гинекологу.
— Леонард, мой тебе совет, слезливое самолюбование подходит только мужчинам более высокого роста, умеющим играть на гитаре.
— Стоп-стоп-стоп, девочки, остановитесь.

— Что такое? Легавые?!

— Только посмотрите на нас! Ну что мы делаем?!

— Я восторженно следую за тобой по скользкой дорожке беззакония, надеясь, что когда-нибудь мы окажемся сокамерницами...
— Поцелуй меня в том месте, где меня ещё никто не целовал!

— Ты имеешь ввиду в Солт-Лейк-Сити?
— Вот и он, мой парень, получающий больше удовольствия от игры с друзьями в Звездный путь, нежели от общения со мной..

— Войны.

— Что?

— Звездные войны, они бесятся, если ты их путаешь.

— А в чем разница?

— Разницы никакой!
— А сейчас мне нужно измерить температуру...

— Ты исследуешь свой суточный цикл, чтобы определить периоды максимальной мозговой активности? Я так однажды провел летние каникулы. Ах, юность!
— Шелдон, или ты немедленно скажешь что-нибудь значительное и от всего сердца, или между нами все кончено!

— Конечно.. Эми, когда я смотрю в твои глаза, а ты в мои.. всё вокруг меняется и становится не совсем обычным. Я чувствую, что одновременно становлюсь и слабее, и сильнее, взволнованным и вместе с тем напуганным. На самом деле я не знаю, что чувствую, но знаю, кем хочу быть.

— Шелдон, это было великолепно!

— Надеюсь, это ведь из первого «Человека паука».
Ух ты, мой парень — друг Стивена Хокинга, а мой новый шампунь от перхоти не пахнет дёгтем. А жизнь то, однако, налаживается!
— Я собираюсь сделать тебе успокаивающую ванну. Где твой термометр для ванной?

— У меня нет термометра для ванной.

— Отлично. Тогда я собираюсь сделать тебе нервокрушительную ванну неопределенной температуры.
— С пониманием того, что ничего не изменилось ни физически, ни как-то иначе, я, тем не менее, не возражаю перестать характеризовать тебя как не мою девушку.

— Уже интересно. А теперь повтори то же самое, но без многократного отрицания.