Цитаты Доктора Перри Кокса

— А знаешь, что меня ещё бесит в Келсо? Его волосы воняют зоомагазином!

— А, это я виноват, я добавляю в его гель для волос собачий пот.

— Собаки вообще-то не потеют…

— Не потеют? Интересно, что же я туда добавляю.
— Свободные вечера мы проводим как все женатые пары.

— Поспорили, погрызлись, помирились, потрахались?
— Всё, с меня хватит! Я уезжаю домой!

— Нет, Джордан, никуда ты не поедешь!

— Почему?

— Потому что у тебя только что воды отошли.

— ... Я уже ненавижу этого ребёнка.
— Я уведомляю всех своих бывших, что я официально несвободна.

— Твоя насадка для душа будет в шоке.
— Хочу напомнить, что к завтрашнему дню вы должны представить все документы по страховке и анализ мочи.

— Никакие документы по страховке я собирать не буду. А анализ мочи я уже оставил — на дверце твоей машины.
— Пусть первым отмазывается Большой Боб.

— Бла-бла-бла, я не приду.

— Ой, смотрите, я зацепился за его воротник!
— Думаешь, я стал главврачом, потому что опаздывал?

— Не-ет, Бобо, потому что одним ты лизал задницу, а других бил исподтишка.

— Возможно, но начинал я это делать ровно в восемь.
— Кто съел мою булочку?

— Булочка была великолепна. Мои комплименты маленькой кухарке.

— Это я их готовил.

— А я знаю.
— Перри, мне надоело выслушивать жалобы пациентов на то, что вы их называете жиртрестами, тупицами, алкашами, лузерами, пузанами, пепельницами и бомжарами. Кстати, причем здесь бомжары?

— Я хотел сказать «обжоры», но во рту у меня был кусок торта.

— Короче, в отличие от моей массажистки Фриды, ты не так мил, чтобы быть таким грубым.
— Понимаете, я из Свидетелей Иеговы. Мы верим, что человеку нельзя переливать кровь от других людей.

— Понимаете, а я врач. И я верю, что если человеку в вашем состоянии не сделать переливание, он может пострадать от лёгкого приступа смерти.
— Мы с тобой во многом похожи.

— Мы оба разрываемся между тем, чтобы сделать что-то хорошее и стремлением стать главой мирового зла?

— Нет.

— Да.
— Война в Ираке ведётся для того, чтобы ввести демократию...

— Да? А я думал, для борьбы с террористами, или для того, чтобы показать всем агрессивную политику Америки, или чтобы украсть рецепт помадки Садам Хусейна... Ну, короче, там много оправданий придумано...
— Слушай, я клянусь — ты самый утомительный человек на свете, ты главный претендент на корону утомительности в среднем весе!

— Ну, а вы тогда главный на... эм... на завистливость... в весе... в весе завистливости... на чемпионате...

— О! Он взял вес, он взял вес! Дориан стал самым утомительным человеком на свете! Вот это да, невероятно, как этот скромный боец смог достичь таких высот!

— А вы серебряный призер...
— Я не понимаю, что со мной не так?

— Ты противный инфантильный нытик.

— Это был не вопрос! И не Вам!

— Какой вопрос?
Девочка моя, успокойся. Я пережил все выдуманные телевизионные эпидемии: отравленные таблетки, атипичной пневмония, западно-нильская лихорадка, змеи в туалете, коровье бешенство, птичий грипп, свиной грипп… Любой другой грипп, который можно подцепить, если целоваться с тем животным, чьим именем он был назван. А теперь подарочек, могу подсказать вам два основных симптома: рвота и диарея, если у пациента не льётся с обоих концов — это не кишечная палочка.
К тебе будут относиться лучше, только тогда, когда тебе будет плевать, замечают тебя или нет. Попробуй.
— Поскольку у остальных крохотные мозги, я буду общаться с вами, как пещерный человек. Вы — плохие врачи. Я — хороший врач. За мной... Это — пациент. Уровень железа — много. Сердце — отёк. Ты — почему болен?

— Может, это гемохроматоз.

— Правильно. Обход — стоп. Все — вон.
Девочка моя, ты хочешь быть похожим на меня? Даже я не хочу быть похожим на себя. Я такой человек, который обожает и ненавидит себя одновременно.
Беременные женщины относятся к группе избранных, которым безумие прощается. К ним также относятся спортивные талисманы, метеорологи кабельных каналов и тот чудик, к которому приходят разные недоумки покрутить колесо и отгадать пару буковок.
Тебе не затронуть мои больные точки, потому что у меня их вообще нет. Считай, что я гладенький, как интимные части тела игрушки десантника… Кстати, этот образ навеян моим сыном Джеком, который стаскивает со своих солдатиков штаны и ставит их в провокационные позы на моей тумбочке. Это меня, конечно, раздражает, и поэтому, выходя из дома, я не способен выносить чужую тупость, что возвращает меня мыслями к тебе.