Цитаты Доктора Эллиот Рид

— Знаю, в это трудно поверить, но когда я поступила в колледж, я была немного...

— ... Занудой?

— ... Зубрилой?

— ... Честной давалкой?
— Я уведомляю всех своих бывших, что я официально несвободна.

— Твоя насадка для душа будет в шоке.
— Ты очень красивая.

— Даже в штанах для печения?

— Особенно в штанах для печения.
Я всегда думала, что если вам суждено быть вместе — вам будет легко. Что даже если будет трудно — всё равно будет легко.
— Уборщик, у тебя никогда так не было, чтобы ты смотрел на себя и мечтал стать совсем другим?

— Нет, я по жизни победитель.
— Нет, доктор Кокс, вы сами сделаете всю свою работу!

— Барби, такое ощущение, что ты наконец-то сделала операцию и вставила себе позвоночник.
– Доктор Кокс, я с этим цветом не похожа на клоуна?

– Ну что ты, барби, нет. Ты похожа на проститутку, которая даёт только клоунам.
— Ты слишком самокритична.

— Вовсе нет, просто я тупая, страшная и у меня поросячья мордочка.
— У меня вчера было почти свидание. Какой-то мужик, который ехал рядом со мной в автобусе, заснул, завалил голову мне на плечо и пустил слюну.

— Ну ты и шлюха.
— Ты мне только что в эротическом сне снилась.

— Серьезно? Я там была девочкой?

— Да, девочкой! Сделай одолжение, не говори об этом Карле, а то она начнет ревновать, злится.

— Но мы не сделали ничего такого, чтобы ей ревновать.

— Еще как сделали!
Естественно, закрываюсь! Я же чокнутая, идиот! Помнишь, ты мне сказал, что у меня пятна от пота под мышками? Я после этого ревела весь день каждые пятнадцать минут! Я не уверена в себе, у меня бывают приступы паники, у меня клаустрофобия, бактериофобия и фобиофобия. Я разговариваю с собой, с кошкой, с тремя психотерапевтами, иногда кошка отвечает мне голосом матери. А вчера, когда хирургическая сестра подала тебе резиновые перчатки, я чуть не прикончила пациента, которому зашивала ногу, потому что я представила себе, как вы с ней занимаетесь любовью на ящике с бифштексами. Почему бифштексами? Потому что мой отец кружил роман с продавщицей мяса. А ещё я чокнутая!
Я люблю тебя так сильно, что последняя вещь, о которой я думаю, когда засыпаю, и первая, когда просыпаюсь, — это наше будущее.
— Боже, он такой печальный...

— Мне хочется его обнять как большого голубого ребенка.

— Невероятно! Всего час назад вы его ненавидели!

— Час назад он не был нашим новым голубым другом.
Если мы все выиграем в лотерею, я все деньги потрачу на поиски честного мужчины!
— Ты что, следишь за мной?

— Нет. Не хочешь на свидание сходить?

— С тобой? Нет, Тодд, не хочу. Но не думай, что я не хочу потому, что я только что с кем-то рассталась или потому, что я лесбиянка, или хочу сохранить нашу дружбу. Просто ты такой жуткий, что тебе нужно носить на шее колокольчик, чтобы все заранее знали о твоём приближении!

— ... я сейчас слышал только про лесбиянок.
Похоже, мне действительно придётся выйти за него. Может, он умрёт годика через два...
— Я так больше не выдержу!

— Ну отлично, тебе остается уволиться, сделаться лесбиянкой и зажечь с какой-нибудь моделью.

— А вот это тут вообще причем?

— Не знаю, просто это, по-моему, круто.
— Так-так. Это кто же приполз на коленях по пустыне позора к оазису надежды, моля об одном глотке прощения от Уборщика? Мой ответ будет... нет.

— Пожалуйста.

— Ладно, согласен. Черт побери, не могу устоять перед Вашей милой мордашкой! Надо что ли кислоты плеснуть на твою милую мордашку, чтобы ты меня больше не гипнотизировала.