Цитаты Беллы Свон

— Белла, ты меня оскорбляешь! Я делаю тебе предложение, а оно принимается за шутку...

— Эдвард, пожалуйста, давай серьезно!

— Да я сама серьезность!

— Слушай, мне только восемнадцать.

— А мне почти сто десять — самое время остепениться!
— Белла, это Карлайл. Что случилось?

— Я... Меня беспокоит Эдвард. Скажите, у вампиров бывает ступор?
— Вкусно? — поспешил сменить тему Эдвард, с подозрением поглядывая на мои хлопья. — На вид не очень аппетитно.

— Ну, это, конечно, не весенний гризли… — пробормотала я, не обращая внимания на его недовольный вид.
— Увидимся завтра, — вздохнула я.

— Для тебя это слишком долго? Я подавленно кивнула.

— Приеду утром, — пообещал он и, потянувшись ко мне, легонько погладил по щеке...
Я гостеприимно раскрыл свои объятья, и, казалось, Белле тоже понравилось моё предложение, но я недооценил женское коварство.

— Дай мне минутку, — потребовала Белла.

— Конечно...
— Это не реально... Так просто не бывает.

— Бывает... В моём мире.
Детство — это не период с рождения до определённого возраста. Просто, однажды, ребёнок вырастает и забывает детские забавы. Детство — это королевство, где никто не умирает.
Нужно заботиться о себе и защищать близких, даже если это порой означает разлуку.
Быть человеком слишком опасно: того и гляди попадёшь в беду. Такая, как я, не должна быть человеком: столь невезучее существо не может оставаться беззащитным.
— Элис, что бы ты ни придумала, я боюсь, это выходит за границы дозволенного Чарли.

— Если ты свободна, то какие могут быть границы?

— Ну, хотя бы границы континентальной части США.
В воздухе почти физически чувствовалась сладость встречи: пустота разлуки имела привкус горечи, который я замечала только тогда, когда он исчезал.
Я его люблю. Не за красоту, не за богатство! По мне, так лучше бы обойтись и без того, и без другого. Тогда пропасть между нами не казалась бы такой глубокой.
Я бы не сказала, что ты любовь всей моей жизни, потому что надеюсь, что буду любить тебя гораздо дольше этого. Любовь моего существования.
— Иногда мне кажется, что как волка ты меня любишь больше.

— Иногда так оно и есть. Может быть, дело в том, что волки не умеют разговаривать?
— Элис... — произнесли мы хором. Только у Эдварда получилось объяснение, а у меня — ругательство.