Жизненные цитаты — цитаты, высказывания и афоризмы

— Мстительность — пустейшее из всех чувств, — пренебрежительно бросил Менчерес.

— Месть избавляет от подавленного гнева, — возразила я.
Какая, по-твоему, она — жалкая жизнь? В бедности? В голоде? Ни в коем разе. С гневом, обидной, болью в сердце, с неуважением к родителям, жизнь без обязательств, показуха, притворяться тем, кем не являешься — всё это делает человека жалким.
Желанный успех каждый раз требует оплаты сполна и заранее. А как же узнать, заплачена ли полная цена успеха? Это просто: как только за все уплачено сполна, успех возникает прямо перед вами, и каждый может почувствовать его. Это закономерность.
Если бы люди знали, как многое в мире зависит от нас.
Женщины вполне могут плакать как им надо. Если рыдания недостаточно громкие и жалобные, то стоит только вспомнить свежую обиду, недавнее несчастье, и сила истерики будет немедленно удвоена.
Те, кто думают только о себе, не имеют право ходить по нему.
Вода словно живая. Ныряешь, и она тут же оскаливается и нападает. Но бояться не надо, не сопротивляйся воде, вонзи пальцы в ее поверхность, проруби себе ход.
Есть такое чувство, вообще которое хоть и называется одним словом, но это такое чувство. Вот это чувство называется таким словом, которое на родном языке произносить крайне сложно. На чужом, иностранном, сколько угодно безответственно его можно говорить. А скажешь на родном языке, тут же об него споткнёшься и как бы извиняясь откашляешься. И даже если это слово подумать, там у себя в мозгу, подумаешь, и тут же как бы извиняясь споткнёшься об него и откашляешься… Это слово — любовь.

Ну, и когда на тебя падает в очередной раз любовь… Вот это как упала на тебя — бабах! — вот так вот, а причем каждая следующая любовь, она же сильнее, чем предыдущая. Так как, как упала вот так, и ты думаешь: «ну е-мае, ну зачем опять-то, а? Так все было хорошо, рационально, спокойно, удобно.» А тут чувствутся сильно и надолго опять!

А уже никуда не деться, все уже, упала. И ты сам уже знаешь, что все уже. И вот в этом состоянии выходишь куда-нибудь по делам — при чем по делам, которые намечены до любви. Потому что во время любви вообще никаких дел! Ну, то есть собственно выходит по делам твое туловище, исполнять какие-либо социальные функции. А там творится такое, что ты вышел, шел, шел… и пропал, и исчез, и тебя не стало, и как бы тебя нет, и ты даже не можешь вспомнить, как это было там и тогда, когда тебя не было, потому что ты вновь появляешься, и мир начинает проявляться, как изображение на фотобумаге, и ты обнаруживаешь себя сидящим на какой-то грязной скамейке в какой-то непонятной и незнакомой тебе части города, на такой грязной скамейке, на которую бы ты без любви ни за что бы не сел…
Один раз у меня был ненавистник. Благодаря ему я научилась многому, так что, это хорошо, когда у тебя они есть, они скажут твои ошибки. Но при этом очень сильно помогут!
«Прочь с глаз моих!..» — послушаюсь я сразу,

«Из сердца прочь!..» — и сердце равнодушно,

«Забудь совсем!..» — Нет, этому приказу

Не может наша память быть послушна.
Человек, который живет вчерашним днем, может рассказать вам только одну историю — вчерашнюю. Когда Вы слышите ее впервые, то проникаетесь неким состраданием к нему, но постепенно с каждым новым ее повторением оно тает, и пропасть между вами и рассказчиком все время растет, потому что ваша жизнь продолжается, а его стоит на месте. Месте по имени Вчера.
Да, истинно верующего не свернешь с дороги. Никакой силой, куда бы он не шел, на каком бы языке не говорил, и какую бы религию не исповедовал. В сердце он будет хранить свою истину, с ней будет жить, с ней и умрет.
Странно, чем глубже пропасть, тем сильнее она притягивает. Это притяжение на грани здравого смысла, когда дух захватывает от мысли о стремительном полете в бездну.
Если у тебя диабет, ты принимаешь лекарство от диабета. Если у тебя гипертония, ты принимаешь лекарство от давления. Но как только ты начинаешь принимать психотропные препараты, все вокруг реагируют так, как будто ты не достоин находиться с ними в одной комнате.
Люди имеют привычку называть самые ничтожные события концом света и впадать из-за них в депрессию, даже не стараясь представить, что им ещё повезло.
Мы, женщины, унаследовали любопытство от нашей прародительницы. От Евы. Оно сидит у нас в генах. Зачем сопротивляться собственной сути?