Свобода и Революция

Пожертвовавший свободой ради безопасности не заслуживает ни свободы, ни безопасности.
Свободным я считаю того, кто ни на что не надеется и ничего не боится.
Воспоминание неволи делает свободу еще сладостнее.
Свободу симулировать нельзя.
Свобода означает ответственность. Вот почему большинство людей боится ее.
То, что в одних случаях называется свободой, в других называется распущенностью.
Свобода — вот кормилица всех великих талантов: она, подобно наитию свыше, очистила и просветила наши души; она сняла оковы с нашего разума, расширила его и высоко подняла над самим собой. Дайте мне поэтому свободу знать, свободу выражать свои мысли, а самое главное — свободу судить по своей совести.
Для существа нравственного нет блага без свободы, но эту свободу дает не Государь, не Парламент, а каждый самому себе, с помощью Божиею.
Всякий, кто зависит от других и не имеет своих внутренних средств, не сможет стать свободным. Союзы, договоры, доверие людей — все это может привязать слабого к сильному, но не сильного к слабому.
Птицу можно поймать. Но можно ли сделать, чтобы клетка была ей приятнее вольного воздуха?
Свободен тот, кто может не врать.
Лучше умереть, чем быть рабами.
Я презираю скороспелых либералистов: я люблю лишь ту свободу, которой не отнимет у меня никакой тиран.
Для научного развития необходимо признание полной свободы личности, личного духа, ибо только при этом условии может одно научное мировоззрение сменяться другим, создаваемым свободной, независимой работой личности.
Накладывать краски, рисовать или же описывать — вопреки тому, как являются нам природа и правда, — это также свобода, которая никогда не будет дозволена художнику или поэту Тем более лишен этой привилегии философ, особенно в своих собственных делах.
Свободе — привет и почет. Пускай бережет ее разум. А все тирании пусть дьявол возьмет Со всеми тиранами разом!
Самое большое рабство - не обладая свободой, считать себя свободным.
Все революции кончались реакциями. Это — неотвратимо. Это — закон. И чем неистовее и яростнее бывали революции, тем сильнее были реакции. В чередованиях революций и реакций есть какой-то магический круг.
Вы можете стать свободными лишь тогда, когда даже само желание искать свободу станет для вас уздой и вы перестанете говорить о свободе как об искомом и достигнутом.
Когда все остальные права попраны, право на восстание становится бесспорным.
Свободные народы должны неутомимо и с ревностною бдительностью охранять свою свободу.
Пока народ принужден повиноваться и повинуется, он поступает хорошо; но если народ, как только получает возможность сбросить с себя ярмо, сбрасывает его, — он поступает еще лучше; ибо, возвращая себе свободу по тому же праву, по какому ее у него похитили, он либо имеет все основания вернуть ее, либо же вовсе не было оснований ее у него отнимать.
Где человек находится противясь, там его тюрьма.
Мы истинно свободны, когда мы сохранили способность рассуждать самостоятельно, когда необходимость не заставляет нас защищать навязанные и в некотором роде предписанные нам мнения.
Освобождение от рабства относится к праву народов.
Свобода есть право делать все, что дозволено законами. Если бы гражданин мог делать то, что этими законами запрещается, то у него не было бы свободы, так как то же самое могли бы делать и прочие граждане.
Не все те свободны, кто смеется над своими цепями.
Для того, кто сам несвободен, несвободны и другие.
Свободные народы, помните правило: «Можно завоевать свободу, но нельзя обрести ее вновь».
Сознание права развивает сознание долга. Всеобщий закон — это свобода, кончающаяся там, где начинается свобода другого.