Искусство

Дороже всего обошлась людям реставрация картины мироздания.
Хорошему актеру не мешает даже самый блестящий режисерский замысел.
Творение есть зеркало; если в него смотрит обезьяна, оно не будет отражать апостольского лика.
Если вы желаете себе несокрушимого памятника, вложите свою душу в хорошую книгу.
Не допускайте, чтобы цена определила достоинство картины, будет время, картина сама определит свою цену.
Картина — это поэма без слов.
Хаос — предтеча творения чего-нибудь истинного, высокого и поэтического.
Мало есть таких фраз, которые невозможно было бы сделать не слепыми, взяв их отдельно.
Каждая произнесенная фраза — это совокупность сил, которые затрагивают в читателе его логический инстинкт, его музыкальные способности, приобретения его памяти, пружины его воображения и, через посредство нервов, внешних чувств и привычек, потрясают всего человека целиком.
Кто пишет, чтобы жить,— живет, но не пишет; а кто живет, чтобы писать,— пишет, но не живет.
С тех пор, как печать сделалась шестой державой, мы должны считаться с ее детенышем, общественным мнением; зачастую оно справедливее судит, чем мы сами, в особенности относительно нас самих, потому что если строго судить, никто себя не знает вполне.
То, что однажды напечатано, становится достоянием всего мира на вечные времена.
Благо свободы печати состоит именно в том, что она лишает смелую речь демагогов очарования новизны и нейтрализует страстное слово столь же страстным противоречием.
Наши самые мелодичные песни — те, которые передают самые грустные мысли.
Песня переживет в памяти все проповеди.
Что слишком глупо, чтобы быть просто сказано, то поется.
Перья стреляют дальше нарезных пушек.
Перо — это оружие, которое острее отточенных мечей.
Перо — это творец полчищ слов, оно служит желанию и не томится скукой от излишества; оно молчит, стоя, и говорит, двигаясь по земле, белизна которой затемняет, а чернота — освещает: оно как бы целует ковер у ног владыки или приоткрывает ворота плодового сада. Перо могущественнее меча.
Если вы не хотите быть забытым сразу после смерти, пишите вещи, которые стоило бы прочесть или делайте вещи, о которых стоило бы написать.
Воображение рождает романтистов; его отсутствие - их читателей.
Цензура, может, и уходит, а нецензурные слова остаются.
На музыку без слов всегда можно написать слова.
Многие рукописи не горят только потому, что в них много воды.
Меньше всего жертв требует военное искусство.
Звуки музыки еще не музыка звуков.
Большая наука – это искусство, а большое искусство – это наука.
Самурай должен умиротворять свое сердце и смотреть вглубь других. Вот высшее из всех боевых искусств.
Наши дети совершенно правы: почти вся музыка, которую мы слушали в молодости, никуда не годиться. Но правы и мы: почти вся музыка, которую слушают наши дети, никуда не годиться.
Изобретение можно усовершенствовать, творению можно лишь подражать.