Юмор

Если шутка прячется за серьезное — это ирония; если серьезное за шутку — юмор.
Юмор — это правда в безопасных для жизни дозах.
Юмор — такое же личное дело, как секс.
Юмор, как плющ, вьется вкруг дерева. Без ствола он никуда не годен.
Человек, который хотя бы отчасти не юморист, — лишь отчасти человек.
Юмор, пожалуй, единственное изобретение, отли­чающее людей от скотов и других людей.
Все человеческое грустно. Сокровенный источник юмора не радость, а горе. На небесах юмора нет.
Юмор — очень редкий металл.
Юмор, конечно, восстанавливает то, что разрушает пафос, но когда его очень много — он сам начинает раз­рушать. А от хронического юмора образуется цинизм, с которым жить очень удобно, потому что человек все недооценивает. Всему назначает низкую цену.
Цинизм — это юмор в плохом настроении.
Только решетка отделяет юмор от дома умалишен­ных.
Черного юмора не существует, потому что не быва­ет белого юмора.
Если у человека нет чувства юмора, у него по край­ней мере должно быть чувство, что у него нет чувства юмора.
Если человек лишен чувства юмора, значит, было за что.
С возрастом женщины все больше полагаются на косметику, а мужчины — на свое чувство юмора.
Меняю чувство юмора на повод для смеха.
Смех - единственное испытание серьезного, а серьезность - смешного. Подозрителен предмет, который не переносит насмешки, и лжива шутка, которая не выдерживает испытания серьезностью.
Если уж и смеяться над ближним, то лишь так, чтобы и он смеялся.
Когда гонятся за остроумием, ловят порой лишь глупость.
Юмор неотделим от способности выбора.
С остроумием дело обстоит, как с музыкой: чем больше ее слушаешь, тем более тонких созвучий желаешь.
Остротами и причудами следует пользоваться так же осторожно, как и всеми вещами, способными ржаветь.
Кто гонится за остротой, большей частью в состоянии поймать лишь глупость.
Мы довольны, когда смеются нашему остроумию, но не нашей глупости.
Юмор - единственное истинное испытание серьезности, а серьезность - юмора. Ведь предмет, который не выдерживает насмешки, подозрителен, а шутка, которая не выдерживает серьезного исследования, - пустое зубоскальство.
Что мелко в серьезной форме, то может быть глубоко в остроумной.
Даже остроумия ради никогда не следует выставлять себя в невыгодном свете; собеседники от души посмеются вашей истории, но, при случае, могут ее вам припомнить и вновь посмеяться - уже над вами.
Когда шутник смеется своей остроте, она теряет цену.
Настоящую сатиру никто не принимает на свой счет.
Единственное, что делает остроту неудачной, это тривиальность той истины, которая получает свое объяснение.