Купить этот сайт

Человек

Человек — это смертный Бог.
Человек — всего лишь тростник, слабейшее из тво­рений природы, но он — тростник мыслящий. Чтобы его уничтожить, вовсе не надо всей Вселенной: доста­точно дуновения ветра, капли воды. Но пусть даже его уничтожит Вселенная, человек все равно возвышен­нее, чем она, ибо он сознает, что расстается с жизнью и что слабее Вселенной, а она ничего не сознает.
Человек — политическое животное.
Человек — общественное животное, которое не выносит своих сородичей.
Человек — существо без перьев, двуногое, с плос­кими ногтями.
Человек — единственная птица, которую можно ощипать многократно.
Человек — единственное животное, знающее, что его ожидает смерть, и единственное, которое сомнева­ется в ее окончательности.
Человек — единственное животное, которое при­чиняет другим боль, не имея при этом никакой другой цели.
Человек есть животное, производящее орудия.
Пресловутое недостающее звено между обезьяной и цивилизованным человеком — это как раз мы.
Когда животное бьют, глаза его приобретают чело­веческое выражение. Сколько же должен был выстра­дать человек, прежде чем стал человеком.
Человек не ангел и не животное, и несчастье его в том, что чем больше он стремится уподобиться ангелу, тем больше превращается в животное.
Человек — мера всех вещей.
Мерой человека является метр.
Из такого кривого полена, как человек, ничего прямого не выстругаешь.
Бог сотворил нас по своему образу и подобию. Но откуда уверенность, что он работал в реалистической манере?
Если бы человек создал человека, ему было бы стыдно за свою работу.
Человек сотворил Бога лучше, чем Бог человека.
Каждый человек — исключение.
Для меня один человек — что целый народ.
Человек и вообще всякое разумное существо суще­ствует как цель сама по себе.
Человек — это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком, — канат над пропастью. В человеке ценно то, что он мост, а не цель.
Сверхчеловек — идеал преждевременный, по­скольку предполагает существование человека.
Человеческое, слишком человеческое — большей частью нечто животное.
Человеческое, слишком нечеловеческое.
А может быть, наши представления о человеке слишком антропоморфны?
С человеком происходит то же, что и с деревом. Чем больше стремится он вверх, к свету, тем глуб­же уходят корни его в землю, вниз, в мрак и глубину — ко злу.
Человеческое тело — один из самых распростра­ненных костюмов на карнавале нелюди.
Человек все может! Вот это и настораживает.
Человек снесет все, кроме яйца.