Нация

Идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности.
Робинзон с Пятницей — это нация? Вот таковы же и все другие нации.
Каждая нация насмехается над другой, и все они в одинаковой мере правы.
Величие нации вовсе не измеряется ее численнос­тью, как величие человека не измеряется его ростом.
Величие нации должно уместиться в каждом ее представителе.
Наша нация приходит в упадок. Великие мужи пе­ревелись. Уже столько времени ни одного торжествен­ного погребения!
Только свободная нация обладает национальным характером.
Национальный художник организует фантазию на­ции, как национальный политик организует силы го­сударства.
Об идеалах нации можно судить по ее рекламе.
Благо народа — вот высший закон.
По-настоящему нация велика не тогда, когда она состоит из большого числа думающих, свободных и энергичных людей, а когда мысль, свобода и энергия подчинены идеалу более высокому, чем у среднего члена общества.
Правда и свобода — вот столпы общества.
Чтобы постигнуть сущность народа, надо быть государем, а чтобы постигнуть природу государей, надо принадлежать к народу.
Когда государство управляется согласно с разумом, постыдны бедность и нужда; когда государство не управляется согласно с разумом, то постыдны богатство и почести.
Человек вне общества - или бог, или зверь.
Национализм — детская болезнь, корь человечества.
Несчастна та страна, которая нуждается в героях.
Три вещи делают нацию великой и благоденствующей: плодоносная почва, деятельная промышленность и легкость передвижения людей и товаров.
Нация, которая не может управлять собою, но отдает себя в рабство собственным вожделениям, будет порабощена другими хозяевами, которых она не выбирала, и будет служить им не добровольно, а против своей воли.
Только то общество, в котором народ пользуется верховной властью, есть истинное вместилище свободы.
Там, где законы в силе, - и народ силен.
Любовь к отечеству совместима с любовью ко всему миру. Народ, приобретая свет знания, не наносит тем ущерба своим соседям. Напротив, чем государства просвещеннее, тем больше они сообщают друг другу идей и тем больше увеличиваются сила и деятельность всемирного ума.
Что говорится в народе, то, не имея определенного автора, становится как бы общим достоянием.
Гений, ум и дух нации обнаруживаются в ее пословицах.
Общество признает и уважает только те достоинства, которые доказаны на деле. Кто хочет знать, чего он стоит, может узнать это только от народа и, следовательно, должен отдать себя на его суд.
Секрет доброго правления: правитель да будет правителем, подданный — подданным, отец — отцом, а сын — сыном.
Народ безмолвствует.
Последняя высшая цель общества — полное согласие и единодушие со всеми возможными его членами. Но так как достижение этой цели, достижение назначения человека вообще предполагает достижение абсолютного совершенства, то и первое и второе равно недостижимо, пока человек не перестанет быть человеком и не станет Богом.
Сколько рабов, столько врагов.
У народа, лишенного общественной свободы, литература — единственная трибуна, с высоты которой он заставляет услышать крик своего возмущения и своей совести.