Наука

Наука — лучший способ удовлетворения личного любопытства за государственный счет.
Жизнь коротка, а наука долга.
Мы как карлики на плечах гигантов, и потому мо­жем видеть больше и дальше, чем они.
Наука — это любая дисциплина, в которой дураки одного поколения могут пойти дальше той точки, ко­торой достигли гении предыдущего поколения.
Всякая наука есть предвидение.
Наука непогрешима, но ученые часто ошибаются.
Наука подтверждает наши ошибочные представле­ния.
Наука всегда оказывается не права. Она не в состо­янии решить ни одного вопроса, не поставив при этом
десятка новых.
Наука не отвечает на все вопросы даже в кабинете
следователя.
Наука не отвечает на все вопросы, зато помогает понять бессмысленность многих из них.
Наука, как и добродетель, сама себе награда.
Науку часто смешивают с знанием. Это грубое не­доразумение. Наука есть не только знание, но и созна­ние, т.е. уменье пользоваться знанием как следует.
Наука — это организованное знание.
Наука — это систематическое расширение области человеческого незнания.
Науки нет, есть только науки.
Кто не понимает ничего, кроме химии, тот и ее по­нимает недостаточно.
Нет прикладных наук, есть только приложения науки.
Естествоиспытатели открывают всего лишь то, что есть, а гуманитарии — даже то, что могло бы быть.
Социология — это наука с максимальным множе­ством методов и минимальными результатами.
Гуманитарии жалуются на невежество естествоис­пытателей, но не могут ответить, в чем состоит второй закон термодинамики.
Радости естествоиспытателя: задирать юбки природе.
Создать мир легче, чем понять его.
Всякая точная наука основывается на приблизи­тельности.
Даже авторитеты не в силах помешать прогрессу науки.
Научная истина торжествует по мере того, как вы­мирают ее противники.
Ум и наука подчиняются моде столько же, сколько сережки и пуговицы.
Когда науке недостает аргументов, она расширяет свой словарь.
Если бы геометрические аксиомы задевали интере­сы людей, они бы опровергались.
Три стадии признания научной истины: первая — «это абсурд», вторая — «в этом что-то есть», третья — «это общеизвестно».
В науке слава достается тому, кто убедил мир, а не тому, кто первым набрел на идею.