Ад и рай

Ад — это место, где дурно пахнет и никто никого не любит.
Ад — единственная действительно значительная христианская община во вселенной.
В раю, конечно, климат получше, зато в аду гораз­до более приятное общество.
Я хочу попасть в ад, а не в рай. Там я смогу наслаж­даться обществом пап, королей и герцогов, тогда как рай населен одними нищими, монахами и апостолами.
Многие могли бы попасть в рай вместо ада, затра­тив вполовину меньше усилий.
Как видно, в аду есть и вход, и выход, коль скоро можно пройти через ад.
Иные ведут себя так, будто уверены, что ад уже кондиционирован.
Ад — это историческая родина человечества, рай — доисторическая.
А может быть, ад был результатом первой, неудач­ной попытки сотворения рая?
Если ада нет, значит, множество проповедников брали деньги за лжесвидетельство.
Ад нужен не для того, чтобы злые получили воздая­ние, а для того, чтобы человек не был изнасилован добром.
Границы рая и ада подвижны, но всегда проходят через нас.
Наберите команду плыть в рай и попробуйте сде­лать стоянку в аду на какие-нибудь два с половиной часа, просто чтобы взять угля, и будь я проклят, если какой-нибудь сукин сын не останется на берегу.
Только счастливые будут в раю. Несчастные про­кляты как в той, так и в этой жизни.
Жаль, что в рай надо ехать на катафалке!
Рай достается нам с огромной скидкой, сколько бы он нам ни стоил.
Можешь не опасаться, что тебя затопчут по дороге в рай.
В рай принимают не по заслугам, а по протекции, иначе вы остались бы за порогом, а впустили бы вашу собаку.
Чтобы попасть в рай, нужно переплыть Лету.
Мало попасть в рай, надо еще там устроиться.
Много ли радости попасть в рай, если нельзя по­слать оттуда знакомым открытку с видами?
Сохрани нас бог от рая, из которого нет выхода!
Что делают в раю, мы не знаем; зато мы точно зна­ем, чего там не делают: там не женятся и не выходят замуж.
Ибо в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божий на небесах.
В настоящее время райские чертоги отапливаются радиаторами, соединенными с адом. Муки грешников усугубляются от сознания, что огонь, пожирающий их, одновременно обеспечивает комфорт праведникам.
Порой меня охватывает тревога: а вдруг мы уже в раю?
В раю должно быть все: и ад тоже!
Я не намерен портить отношений ни с небесами, ни с адом, — у меня есть друзья и в той, и в другой местности.
А что, если наша Земля — ад какой-то другой пла­неты?
Рай без любви - это ад. ( Анатолий Рахматов )