Литература

Литература — это управляемое сновидение.
В чем разница между журналистикой и литерату­рой? Журналистику не стоит читать, а литературу не читают.
Правду сказать, мы знаем жизнь только по литера­туре. Разумеется, за исключением тех, кто не знает ли­тературы.
Нужно очень много истории, чтобы получилось не­много литературы.
Литература была бы совсем неплохим занятием, если б не надо было писать.
Опасность, горшая, чем снобизм, — когда литера­тура становится насущным хлебом и необходимостью.
Литература — русский коллективный невроз.
Наша литература резко делится на великую и плохую.
Для детей нужно писать так же, как для взрослых, только еще лучше.
Для взрослых надо писать так же, как для детей, только еще хуже.
Чем сложнее действие, тем проще персонажи.
В созданиях всех великих поэтов, в сущности, нет второстепенных персонажей, каждое действующее ли­цо есть на своем месте главный герой.
Настоящие писатели встречают своих героев лишь после того, как те уже созданы.
Литературное течение составляют пять или шесть человек, которые живут в одном городе и сердечно не­навидят друг друга.
Всего сильнее влияют не те, за кем идут, а те, про­тив кого идут.
То, что писатель хочет сказать, он должен не гово­рить, а писать.
Эссе — разновидность литературы, позволяющая сказать почти все почти ни о чем.
Реклама — самая интересная и самая трудная фор­ма современной литературы.
К развлекательной литературе относятся примерно так же, как к проституции: осуждают, но пользуются.
Столкнувшись с неудобочитаемостью, начинаешь ценить неграмотность.
Печально, что литературное произведение не мо­жет жить дольше, чем существующий мир.
Когда заканчиваешь большую работу, то всегда испытываешь какую-то сладостную грусть. Потому что с окончанием своего труда, в котором воплощаешь свои мысли, чувства, ощущается, быть может, неуловимое чувство грусти, словно ты расстаешься с любимой женщиной...
Есть вещи в государственном управлении, к которым нельзя приспосабливаться писателю потому, что эти вещи есть "временные меры". Приспособление писателя к современности есть требование времени, но если писатель приспосабливается к "временным мерам", то начинают протестовать даже сами администраторы.
Роман, прожитый каждым индивидом, остается более грандиозным произведением, чем любое из произведений, когда-либо написанных на бумаге.
В деле сочинительства всякий (сужу по себе) делает не то, что хочет, а то, что может - и насколько удастся.
Писатель - это человек, которому язык является как проблема и который ощущает глубину языка, а вовсе не его инструментальность или красоту.
Все случаи нашей жизни - это материалы, из которых мы можем делать, что хотим. Кто богат духом, тот делает много из своей жизни. Всякое знакомство, всякое происшествие было бы для всецело вдохновенного человека первым звеном бесконечной вереницы, началом бесконечного романа.
Писатель, не обладающий знаниями фольклора, - плохой писатель. В народном творчестве сокрыты беспредельные богатства, и добросовестный писатель должен ими овладеть. Только тут можно изучить родной язык, а он у нас богат и славен.
Каждого писателя следует толковать так, как он сам того пожелал бы. Такого отношения требует, с одной стороны, справедливость, с другой - польза самого изучения.
Очень оригинальный человек часто бывает банальным писателем и наоборот.