Цитаты и высказывания из мультфильма Зима в Простоквашино

Ничего себе, вашу маму и там, и тут передают. До чего техника дошла!
— А я не буду ему ответ писать. Я вот сейчас в него кочергу брошу, чтоб не обзывался!
— Зачем бросать? Если почта есть. Сейчас мы ее упакуем и передадим. Это же бандероль получается.
Кабы не было зимы
В городах и селах,
Никогда б не знали мы
Этих дней веселых.
Не кружила б малышня
Возле снежной бабы,
Не петляла бы лыжня,
Кабы, кабы, кабы...
Не петляла бы лыжня,
Кабы, кабы, кабы...
А мы уже помирились. Потому что совместный труд для моей пользы — объединяет.
— В наше время главное украшение стола что?
— Цветы!
— Кость!
— Телевизор! А он у вас паутину показывает.
— Ну как у вас дела?
— Решили с папой второго ребёнка доставать.
— Что делается… Раньше шубы, мотоциклы доставали. Теперь детей доставать начали.
— Странная у вас какая-то настроечная таблица — кругами!
— Это не таблица. Это у них всё паутиной заросло. Потому что они не разговаривают. У них на каждой кастрюле такая таблица. И на печке даже.
— Ну и что это? Что это за народное творчество?
— Эх ты, серость! Это индейская национальная народная изба. «Фиг-Вам» называется!
— Дожили! Мы его, можно сказать, на помойке нашли, отмыли, очистили от очисток, а он нам тут фигвамы рисует...
— Здравствуйте! Угадайте, кто я?
— Адмирал. Иван Федорович Крузенштерн — человек и пароход!
Попрошу внимания! Сделайте, пожалуйста, умные лица!
— Ну то, что ездовые собаки бывают, это я слышал. А вот чтобы ездовые коты — это перебор.
— А ездовые почтальоны вам не встречались?
— Ничего, ничего. У нас зимой дороги такие и погода такая, что уже ездовые академики встречаются. Сам видел.
— Говорил я этому охотнику: купи себе валенки! А он что: пошел и кеды купил — они, говорят, красивее.
— Это он не подумавши сделал. У нас зимой в кедах даже студенты не ходят.
— Ой, какая радость! Там, в телевизоре, какой-то дядя с большими усами вашей маме цветы подарил!
— Я бы этому дяде с большими ушами уши бы пооткрутил!
— Я сейчас вам его покажу. Вот он, этот коварный тип гражданской наружности!
А о нас кто подумает? Адмирал Иван Фёдорович Крузенштерн?
— Ну и ну. Ну и ну...
— Да.
— Что делается...
— Да.
— На дворе — конец двадцатого века.
— Да.
— А у нас в доме одна пара валенок на двоих. Ну как при царе Горохе...
Наверное, он был не как ты, он был хороший человек, раз его именем пароход назвали. И он елки рубить не стал бы! Не то, что некоторые...
— А мне жалко елки рубить! Если все к Новому году будут елки рубить, у нас вместо леса одни пеньки останутся. Это вон для старушек хорошо, когда в лесу одни пеньки.
— Почему это?
— «Почему это»... бестолковый! На них сидеть можно! А что будут птицы делать, зайцы? Ты о них-то подумал?