Цитаты и высказывания из книги Сьюзан Форвард. Мужчины, которые ненавидят женщин, и женщины, любящие этих мужчин

Я знала, что навешивание ярлыка мазохистки на женщин, чьи партнерские отношения плохи, долго было стандартной практикой в моей специальности и нашей культуре. Такое объяснение самоотрицающего, покорного поведения женщин было удобным, но очень опасным. На самом деле женщины научаются таким моделям поведения очень рано, их постоянно хвалят и вознаграждают за него. Кроющийся здесь парадокс состоит в том, что поведение, которое делает женщин подверженными жестокому обращению, считается женственным и милым. Концепция мазохизма опасна, поскольку она служит оправданию направленной на женщин агрессии и подтверждает, что «женщинам нужно именно это».
Если женщина сексуально сдерживается, поскольку иначе ей дают почувствовать, что она неадекватная, в конце концов ей скажут, что она «отвергает». Если женщина начнет скрывать свою сексуальность по причине плохого обращения, ей скажут, что она «фригидная», «холодная», «прынцесса» или «динамистка». С другой стороны, если женщина попытается вызвать на сексуальный контакт, ее назовут «требовательной», «ненасытной», «животным», «агрессивной», «нимфоманкой».
Если он не встречает сопротивления в ответ на свою первую выходку, то таким образом партнерша дает ему разрешение и дальше вести себя так же.
Я не переставая повторяю: вы не можете позволить себе отдать Гитлеру Польшу.
На раннем этапе отношений идет постоянная проверка границ. Мизогин занимается тем, что определяет для себя, иногда даже не понимая этого, как далеко он может зайти. К несчастью, партнерша убеждена, что если она не будет вступать в конфликты или оспаривать оскорбительные поступки партнера, то это своеобразное выражение ее любви. В эту ловушку попадают многие женщины.
Нат использовал адюльтер, чтобы унизить жену и восполнить свои эмоциональные и сексуальные потребности.
Другие мизогины могут использовать внебрачные связи, чтобы гарантировать, что они никогда не окажутся в одиночестве. Запасной вариант позволяет им не бояться остаться без женщины.
Есть множество факторов, определяющих сложную ситуацию адюльтера, к тому же не все мизогины изменяют. Однако те, что действительно ведут романы на стороне, используют их как еще одну сферу, где можно реализовать свои детские страхи, потребности и конфликты.
Если женщина не говорит четко, что она готова принять, а что — нет, она оставляет свободу действий в руках партнера.
Он мог завестись от любой мелочи, и виноватой всегда была только я. Однажды он начал заводить машину, но она не заводилась. Он влетел обратно в дом, бросил в меня ключами и закричал: «Идиотка! Это все из-за тебя! Ты должна была лучше следить за машиной!». Дело в том, что я никогда не сидела за рулем этой машины. Это была ЕГО машина
Важно не только видеть плохое отношение к себе, но и не наклеивать ярлык «мизогин» на каждого мужчину, с которым вы несчастны.
Очень даже возможно, что ваш партнер считает ваши достоинства и умения недостатками. Ваш ум — «хитрожопостью» или «всезнайством», он может называть вас иронично «умница-разумница» и говорить «нормальные мужчины не любят умничающих женщин». Ваш профессионализм или успех могут называться «эго-карьеризмом», «пупземлизмом», «безжалостностью», «хождением по чужим костям», «демонстрацией крутости», «фаллометрией».
Есть много ресурсов психологической и психиатрической помощи для мужчин с тенденцией к саморазрушению или нестабильной психикой. Если он предпочитает отказаться от этих ресурсов и вместо этого возлагает ответственность за свою эмоциональную безопасность на вас, вы должны четко определить границы своей ответственности за него. Если он усиливает саморазрушительное поведение, а вы сделали все возможное, чтобы помочь ему найти другие источники помощи и поддержки, значит, пришло время признать, что саморазрушение — его личный выбор.
Первое предупреждение о том, что у Прекрасного Принца есть не только светлые, но и темные стороны, обычно получают во время с виду незначительного конфликта. Женщину особенно сбивает с толку то, что партнер от милости переходит к ярости и необъяснимым выпадам.
Для них факты — глина, из которой можно слепить все, что угодно для оправдания их настроений и потребностей в данный конкретный момент.
Любая женщина, которая продолжает разрешать сексуальные действия, которые ей либо отвратительны, либо болезненны, которая позволяет поставить себя в рамки сексуального самопожертвования, когда потребности партнера оказываются важнее ее собственных, неизбежно начинает испытывать отвращение к сексу.
Только те из друзей или членов семьи, которые поддерживают его представление о себе или его версию действительности, получат доступ в вашу жизнь. В то же время любой, чьи взгляды отличны от взглядов мизогина, возможно, будет от дома отлучен.
С самого начала отец Эда проявлял по отношению к матери предельное собственничество и надменность. У него были очень четкие представления о ролях мужчины и женщины. Как вспоминал Эд, любимой присказкой его отца было: «Кто-то должен быть у руля, и этот кто-то — Я».
Мой муж, как и Джефф, был очаровательным, сексуальным, романтичным, я влюбилась в него без ума с первого взгляда. Но вскоре я обнаружила, что в нем скрывается гнев и ярость, что он обладает способностью заставлять меня ощущать ничтожной, неадекватной, неуравновешенной. Он настоял на том, чтобы контролировать все мои поступки, убеждения, чувства.
Я, Сьюзен, в ипостаси психотерапевта могла сказать Нэнси: «Поведение вашего мужа не похоже на любовь. На самом деле оно больше напоминает психологическое насилие». Да, но что я говорила самой себе? Той самой Сьюзен, которая приходя домой вечером, извивалась ужом, чтобы ее муж не кричал на нее. Той самой Сьюзен, которая продолжала твердить себе, что ее муж замечательный человек, что с ним так чудесно, а если нет, то в этом виновата только она сама.
Парадоксальным образом люди могут стать независимыми взрослыми, только если их детские потребности нормально удовлетворялись. Если же их детские потребности оставались неудовлетворенными, у детей в душе формировалась болезненная пустота, и это чувство они переносили в свою взрослую жизнь.
Отрицание или подавление сильных эмоций не ликвидирует их. Напротив, они переносятся на что-нибудь другое или загоняются глубоко в подсознание.
Как бы мы ни объясняли нашу любовь к тому или иному человеку, на деле многие из наших привязанностей в близких отношениях основы на моделях, полученных от наших родителей.
Многие мизогины, которые ведут романы на стороне, предполагают, что их партнерши делают то же самое. Чем более виноватыми они себя чувствуют, тем больше они нуждаются в том, чтобы спроецировать вину на партнера. Таким образом, они «переводят на них стрелку», с одной стороны, и снимают с себя часть ответственности за свое поведение, с другой, потому что считают, что она тоже виновата.
Если родители постоянно перебивают ее или велят ей молчать, она быстро делает вывод, что все, что она говорит, не имеет никакого веса.