Ольга Громыко. Год крысы. Путница

— Быть путником может далеко не каждый. Для этого нужны цинизм, жестокость, упрямство, жажда власти… — Крысолов выразительно поглядел на угрюмо сгорбившегося Алька.
— Значит, вы и сами такой? — поддел Жар.
— Юноша, это всего лишь качества. И только от человека зависит, станут ли они недостатками.

Люди — занятные существа.(...) Они твёрдо уверены, что зло можно уничтожить, посадив на кол или медленно изжарив на костре. Что оно раскается и исправится, сгнив в вонючей темнице, повисев на дыбе, постояв у позорного столба, лишившись друга или любимой, потеряв смысл существования вместе со зрением, состоянием или честью. И когда оно, втоптанное в грязь, захлебнётся собственной кровью, изойдёт хрипом, пытаясь дотянуться до торчащего из спины ножа, добро восторжествует.

— Рассказывай, — повторил наместник. — Да не вздумай лгать, я сразу пойму.
Девушка и не собиралась — точнее, не смогла бы. В пыточной воображение и не у таких храбрецов отказывало.

Теги

— Слушай, девка, — недовольно обернулся саврянин. — Ты так и собираешься всю жизнь соломку подстилать?
— Если знать, что там камни, то почему бы нет? — возразил за подругу вор.
— Да потому что камни — везде! Увернёшься от одного — по другому размажет.

Теги