Цитаты и высказывания из книги Майкл Крайтон. Парк Юрского периода

... дети любят динозавров из-за того, что эти гигантские создания — наглядное воплощение невероятной силы и абсолютной власти. Динозавры подсознательно ассоциируются у них с образом родителей. Это же идеальные символические родители — таинственные, притягательные и пугающие. И дети искренне любят их, как любят своих родителей.
В нашем обществе, перенасыщенном информацией, практически никто не думает своей головой. Нам следовало бы отмахиваться от ненужных бумаг, а мы отмахиваемся от мыслей.
Реальная жизнь — это цепочка сменяющих друг друга взаимосвязанных событий, которые появляются одно за другим, как бусинки на нитке.
... вся история эволюции — это описание того, как разные жизненные формы преодолевали всевозможные ограничения. Жизнь постоянно рвется на свободу. Жизнь распространяется на новые территории. Это происходит не безболезненно, иногда даже с риском для самой жизни — но все равно жизнь так или иначе находит способ добиться своего.
Мы воображаем, что любая внезапная перемена — это что-то выходящее за пределы нормального, за границы обычного порядка вещей. Несчастная случайность, вроде автомобильной катастрофы. Или нечто от нас не зависящее — как смертельная болезнь. Мы не желаем признавать, что внезапные, резкие и непредсказуемые изменения на самом деле естественным образом заложены в ткань существования.
Жизнь такая короткая, а ДНК — такая длинная... Если вы хотите сделать себе имя, если вообще хотите совершить что-то значительное в науке — держитесь подальше от этих университетов, вот вам мой совет.
... ученые не могут иначе. Им необходимо оставлять свои следы на всем, к чему они прикасаются. Они не могут просто понимать явления и оценивать их по достоинству. Они не могут просто принять законы природы и следовать им. Им обязательно нужно сотворить что нибудь неестственное! Таков удел ученых, и теперь у нас целые человеческие сообщества пытаются быть учеными...
Люди всегда верили: если науке пока ещё что-то неизвестно, со временем она обязательно всё постигнет. А теперь оказалось, что это далеко не так. Это только пустая похвальба учёных, свято верующих во всемогущество науки. Они и сами обмануты, они ошибаются искренне — как ребёнок, который бесстрашно прыгает с крыши, искренне веря, что умеет летать.
Знаете, чем порочна современная наука? Она похожа на огромное богатство, которое досталось по наследству какому-нибудь бестолковому неумехе.
Математика требует всё большего и большего мужества, чтобы принять результаты её применения.
Нас больше не будет, но планета спокойно это переживёт. Жизнь на Земле спокойно переживёт наше безрассудство. Только мы почему-то упорно верим, что это не так...
Это не планета на грани катастрофы. Это мы, люди, на грани катастрофы... Мы не можем уничтожить планету или сохранить её. У нас не хватит на это сил. Но, возможно у нас хватит сил на то, чтобы сохранить самих себя.
Мы существуем на планете один краткий миг, и если завтра все мы исчезнем — планета этого даже не заметит.
Я очень ценю свою жизнь и свое время и не желаю тратить его попусту, на раздумья об одежде. Я не хочу думать каждый день о том, что же мне надеть на следующее утро. И вообще, по-моему, в мире нет ничего скучнее моды. Разве что профессиональный спорт. Подумать только — взрослые люди играют друг с другом в мячик, а весь остальной мир платит бешеные деньги за то, чтобы им поаплодировать. Но в целом мода даже скучнее спорта. И утомительнее.
Жизнь — нескончаемая последовательность случайностей, каждая из которых может повлиять на последующие совершенно неожиданно, непредсказуемо, а иногда и губительно.
Ученые старательно нагородили огромную кучу всякого дерьма собачьего только для того, чтобы объяснить, как и почему они стремятся постичь «законы природы». Все это правдоподобно с виду, однако на самом деле ими движет совсем иное. Никто не станет стараться ради такой бессмысленной абстракции, как «поиск истины». На самом деле ученые всегда стремятся к каким-то достижениям. Они думают только о том, удастся ли это им что-то совершить. И они почему-то никогда не задумываются — а стоит ли вообще совершать это «что-то»?
Количество времени, которое женщины уделяют домашним хлопотам, не изменялось с тысяча девятьсот тридцатого года, не смотря на все технические новшества. Все эти вакуумные пылесосы, мойки-сушилки, прессователи мусора, удалители отходов, ткани, которые можно постирать и сразу надеть... Почему при всех этих усовершенствованиях у женщин уходит столько же времени на уборку дома, как во времена наших бабушек?
Практически любой вид могущества требует значительных жертв от того, кто этого могущества жаждет. Таков принцип ученичества, он существует многие века. И не важно, какое именно могущество вы желаете обрести. Стать президентом компании. Получить черный пояс по карате. Стать гуру, духовным наставником. Чего бы вы не пожелал достичь человек — чтобы это получить, он должен потратить своё время, накопить знания и практический опыт, одним словом, он должен затрать определённые, и весьма немалые усилия. Чтобы много получить — нужно много отдать взамен. Желанное могущество должно очень много значить для человека, который его жаждет. И тогда. когда он это получит то, к чему стремился, — это будет его собственное, неотъемлемое, заслуженное могущество. Его уже никак нельзя будет отнять — оно в самом человеке, в его натуре.
Мы с вами — свидетели упадка гибели научной эпохи. Наука, так же как изжившие себя системы, самоуничтожается. Набрав огромную мощь, она оказывается не в состоянии совладеть с этим могуществом. Потому что всё сейчас происходит очень и очень быстро. Пятнадцать лет назад все сходили с ума по атомной бомбе. Вот это было настоящее могущество! Никто тогда ни о чём больше и не думал. И вот, всего через десять лет после атомной бомбы, мы получаем новую могущественную силу — генетику. А генетика на самом деле гораздо могущественнее атомной бомбы. И она может попасть в руки кому угодно. Её продукты попадают в комплект принадлежностей садовника. В школьные лабораторию, где дети учатся ставить всякие опыты. В дешёвые лаборатории всяких террористов и политических диктаторов. И у каждого, кому попадет в руки такая мощь, должен возникнуть естественный вопрос: «Что я буду делать с таким могуществом?» А это, пожалуй, единственный вопрос, на который современная наука не может ответить.