Мария Фариса. Авантюрин

— Не горюй, — отвечает ему человек, —не бывает разлук, а смерть —это дверь. Мы все одни и те же души на этой земле, только меняем вид. Ты ещё найдёшь того, кого потерял, если не сейчас, то потом.

Категория

Чтобы он мог писать, дома я закатывала ему правильные скандалы: в городе, знаете ли, мало что вдохновляет. Шантажировала его, что уйду к другому – он пил воду из источника своего разбитого сердца, картины получались пронзительные, хорошо продавались. В творчестве главное – чувство.

Никто не обнесёт камнями тот участок безымянной земли. К лучшему: пусть в коробках лежат те, кто спокойно жил, а на костях таких, как она, растут деревья, спеют плоды.

Утреннее солнце нагревало доски пола и подбиралось к занавеске на двери в спальню. Старик лепил печенье, раскладывал кусочки теста на блестящую от жира сковородку, а руки его покрывались мурашками при мысли, что рано или поздно Венсан должен вернуться, чтобы забрать Адель, богачом увезти её далеко отсюда. Гонсало останется один, и это его одиночество будет гораздо хуже прежнего.
«Зачем беспокоиться об этом сейчас? А когда всё произойдёт…» – старик посмотрел в окно на башню маяка и тихо замурлыкал любимую песню на папьяменто.

Магдалена Руа позвонила в наш аукционный дом на следующий после похорон день. Тогда её голос показался мне голосом расколотой горем дочери. Но теперь я поняла, что Магдалена Руа раскололась намного раньше. Она, бледная, измученная дневным светом, полулежала в кресле. Иногда дёргала рукой, чесала лицо, облизывала сухие губы. «Некоторым деньги даются в наказание», – вспомнила я фразу из книги её отца.

Жизнь – это бег с препятствиями, – сказал он мне, едва сел напротив. – Самые сложные испытания переходят к нам от родителей. Если им было не под силу распутать клубок, то судьба бросает его детям.

Категория

Вечность не подслушивала жёлтую реку, которая, натыкаясь на камни и коряги, несётся, чтобы отдать себя югу.

Теги