Цитаты Сергея Александровича Михеева

— Технологический прогресс не означает прогресса в социальных отношениях, не означает прогресса в нравственности. Нет ни одного доказательства этому. <...> Они освоят производство людей. <...> Вот зачем учёные вот так хотят клонировать людей? Ну людей — пруд пруди на этой планете! Ну бабы рожают, так сказать, немереное количество.
— [Женщины!!! (реплика писателя Владимира Сергиенко)]
— Человеки! <...> Вот для меня, как для человека верующего, я вот рациональной мотивации не понимаю, а иррациональную очень даже понимаю. Они хотят бросить вызов ЕМУ! «Ты создал человека!? Это мы его создали! Сейчас мы тебе покажем, каким он будет! Ты говоришь, что душа бессмертна? Нет! А мы достигнем бессмертия здесь, на Земле!»
Надо заниматься системой образования, потому что на наших глазах уже выращивается новое, ну частично новое, молодое поколение, которому внушается, что они живут в плохой стране, которую надо обязательно разрушить. Вот как только вот дорастёте до какого-то уровня — обязательно займитесь разрушением собственной страны. Мы с этим играем, зачем играем — я не понимаю. У нас есть куча ВУЗов, давайте честно скажем, есть огромное количество ВУЗов, где готовятся прямо вот этими преподавателями из девяностых новые батальоны будущих разрушителей, которым внушается пять лет подряд, пока они учатся, внушается, что: «это самая плохая страна, у нас всё не так, у нас неправильная история, а вот там — вот там классно! Надо верить в то — что там, и слушать — что оттуда говорят!» <...> И на выходе мы будем получать скоро вот эти колонны — пятые, шестые, десятые и так далее... Они будут уверены, их не надо покупать, они уверены в том, что здесь очень плохо. Хотя на самом деле — это «Сказка о рыбаке и рыбке» Александра Сергеевича Пушкина. Он ведь не из головы придумал — это свойство человеческой натуры — чем лучше, тем больше хочется! Ещё лучше — ещё больше хочется! В итоге — разбитое корыто! Это же гениальное произведение, кстати говоря! Оно просто потрясающе гениальное! На тебе это, на тебе это, на тебе это... Плохо! Плохо! Плохо! Плохо! Все плохие — я хороший, в итоге — разбитое корыто! Вот чтобы нам ещё раз не оказаться у разбитого корыта, помимо модернизации вооружений, ответно — встречных, встречных и прочих ударов, вот этим надо заниматься, если говорить о политике!
Я не за единомыслие, я против саморазрушения! Я, как человек православный, против самоубийства — в конкретно личном случае и в случае общества! А наше государство, наше общество, как минимум два раза в двадцатом веке совершило выстрел в голову, каждый раз убеждая себя, что если оно выстрелило себе в голову, то голова перестанет болеть! Или отрезая себе руки и ноги — говоря о том, что после этого ему будет легче двигаться! <...> Так мы рассуждали и в 91-м году... <...> Выстрелю-ка я себе в голову, наверное, после этого мне станет лучше, а ещё лучше если я это сделаю по рекомендации наших западных коллег! <...> Вот против этого я, вот против этой идеологии саморазрушения сознательного причём, и на общественном уровне и на персональном... <...> Саморазрушение должно быть остановлено в любых его проявлениях! Независимо от того, чем оно там прикрывается! Прикрывается ли оно свободой слова, прикрывается ли оно прогрессом или прикрывается ли оно тем, что у всего прогрессивного человечества вот так и так далее... Нам этого не надо! <...> А всё остальное — пожалуйста, сколько угодно, пусть там «расцветают сто цветов», как в Китае! Они расцветают же там? Расцветают! И, ничего, результат есть!
Обсуждая 1917 год и 1991 год, мы всё время делим людей на проигравших и победивших, на тех, кто потерпел поражение и на тех, кто добился успеха. На мой личный взгляд, как сторонника исторической преемственности, там не было победивших, там были проигравшие все. <...> Почему? Потому что вот все те изменения — и трагические, и позитивные, которые потом произошли в результате трагических, они были оплачены кровью огромного количества наших людей и развалом нашей страны. Поэтому у меня такая, может быть, странная позиция — я и 17-й год считаю большой драмой и 91-й год считаю большой драмой. Я считаю, что и в 17-ом году революция не была неизбежной и в 91-ом году развал Советского Союза не был неизбежным. <...> Плохо было то, что нашей стране, нашему народу, ну и правящему классу, в первую очередь, не удалось найти такого решения, которое бы обеспечило определённые позитивные изменения или решение проблем без пролития крови миллионов и миллионов людей, без разрушения собственной страны. Вот это плохо! <...> Да, очень многому мир научился, глядя на нас. <...> Главный урок [революции 1917 года]: Надо научиться изменения не оплачивать трагедией нашего народа! Может быть, хватит кровью миллионов людей обеспечивать мировой прогресс?
Действительно, вот говорят — социальные лифты, социальные лестницы — вот это реальность жизни, одна ступенечка... Вот социальный лифт был у Ксении Собчак и у таких как она в девяностые годы, когда на сломе власти люди из грязи — в князи, вот у них были лифты, причём скоростные. А вообще, у подавляющего большинства людей на планете Земля есть такие социальные лестницы — первая ступенечка, вторая, третья, четвёртая... <...> Для подавляющего числа людей на самом деле актуальны не лифты, а лестницы.
Огромное количество на этом белом свете мужчин, которые тоже к кому-то когда-то домогались неоднократно, более того, у них даже есть дети, но так как у этих мужчин нет ни денег, ничего в этой жизни, никакие дети их не ищут, никакие женщины их бывшие их не разыскивают, потому что с них взять нечего! А разыскивают именно тех, с кого есть что взять. Вот, собственно говоря, и весь нехитрый секрет. <...> Особенно, когда речь идёт об артистах... Сначала они сделались знаменитыми за их счёт, теперь они сделались ещё более знаменитыми за счёт того, что они их «утопили».
Я, кстати, соглашусь с тем, что, вообще, конечно, у народа запрос на добро существует, но, к сожалению, часто это запрос на чужое добро.
— Вы в курсе, что вся мировая финансовая система современная придумана Соединёнными штатами? [реплика Грэга Вайнера]
— Плевать мне на всю финансовая систему! Вот я на неё «клал с прибором»! На всю финансовую систему! На всю мировую финансовую систему! Лично я! Передайте системе и спросите у неё — ей не давит? Чтобы она знала, что я положил на неё! <...> Не надо меня пугать мировой финансовой системой, я русский человек, я в гробу её видал, честное слово! Она для меня ну вообще ничего абсолютно не значит!
Все эти славянские народы на Балканах удивительно неблагодарны. Ждать благодарности, делая добрые дела — это бессмысленно. Собственно, ваши добрые дела они перестанут быть добрыми, как только вы начнёте менять их на благодарность, это ясно. Но с другой стороны, хоть какую-то совесть можно было бы и поиметь.
У нас нет конфликта с США, нету! Это у США есть конфликт с нами, потому что мы, как раз, являемся проблемой в построении их концепции однополярного мира. А у нас конфликта с США нет! Мы не собираемся уничтожать США, мы просто хотим иметь такую маленькую возможность!
То, что однополярный мир, как концепция, явно имеет серьёзные проблемы, находится в кризисе, это очевидно для тех, кто более или менее трезво смотрит на эти вещи, а нас тянут в ту концепцию, которая уже не удалась: «Идите, лягте под Соединённые Штаты Америки, помогите им сохранить однополярный мир, вы будете жить хорошо, вы будете сладко есть, хорошо спать... и прочая и прочая». Ну это смешно, честное слово. Так можно говорить или от некомпетентности и наивности, или от глупости, или от предательства. А предательство, между прочим, тоже бывает глупым и чаще всего оно глупым и является. Почему? Потому что оно ко всем процессам подходит с калькулятором, или раньше с арифмометром, или со счётами. Оно всё считает на выгоду. Вот, где выгодно — где не выгодно. Именно так, между прочим, большинство предателей в истории и проигрывали. Потому что в тот момент, когда они предавали, им казалось, что это выгодно. «Выгодно служить Великой Германии» — считали многие, когда Великая Германия пришла на восток. Выгодно! Это и было выгодно! На тот момент, когда Великая Германия пришла на восток — это было выгодно. Потом, когда их повесили — это стало невыгодно. Но для того, чтобы понять, что это будет невыгодно, надо было не только с калькулятором подходить к жизни...
Когда говорят: «А вы знаете, к Путину есть масса претензий!» Есть. Есть масса претензий, да! «А вы знаете, к нему есть масса вопросов!» Есть. Потому что он не идеальный царь. Идеальных вообще не бывает. И он, вообще, ко всему прочему и не царь. Может быть, оно было бы к лучшему, если бы он был царь, но он не царь и царём явно не станет. Любой исторический персонаж, он имеет свои сильные и слабые стороны, имеет свои плюсы и минусы, но вопрос всё-таки в том, чтобы в решающий момент времени он сделал тот выбор, который будет укреплять суверенитет и сохранять страну, любую страну, как цивилизационный феномен. Вот за Путиным, вот именно это запишется в истории.
Что касается этих исторических экскурсов в прошлое, когда Болгария держала нейтралитет в отношении Германии, была союзницей Османской империи в какой-то момент, а это и тогда называлось предательством! Это и тогда называлось предательством! У предательства нет срока давности. Это и тогда тоже было предательством и больше ничем! Это не называется — потерять друзей. Вы говорите — «Россия теряет друзей»... Предатель не был вашим другом, понимаете, если он вас предал, он другом никогда не был! На самом деле, нынешний пропуск в европейскую западную цивилизацию — это предать! Вот предать — это и означает стать европейцем в значительной степени. И собственную историю, и своих друзей, и свои ценности. И не зря господин Багдасаров, между прочим, здесь упомянул содомитов*, хотя в другом контексте... В этом и есть предательство, чтобы за айфон, за то, что тебе дадут, встать в любую позу, чтобы тебя поимели так, как им нравится! Это и есть новые европейские ценности!
С метафизической точки зрения, как раз порок всегда требует распространения. Это такой сетевой маркетинг зла. Сначала ты своё собственное порочное состояние приравниваешь к нормальному, потому что иначе ты себя не сможешь самооправдать, потому что каждый человек всё равно требует самооправдания. Я как человек верующий считаю, что всё равно в этом смысле — это такое определённое признание Бога. «Вот я хочу, чтобы меня считали хорошим». Слушай, а зачем тебе, чтобы тебя считали хорошим? Для чего? Но что-то требует, чтобы ты сам себя считал хорошим. Чтобы ты собственную ненормальность как-то оправдывал. Потому что ты чувствуешь, что есть что-то с чем... некий эталон, с которым на самом деле, без всяких вот этих политкорректных штучек, без этой информации, есть эталон с которым ты... вот что-то, у тебя кукушка кукует и ты понимаешь, что ты не соответствуешь этому эталону. Но ты в своём пороке упорствуешь, тогда что? Ты начинаешь выдумывать новый эталон! Ты свой собственный порок и зло начинаешь объявлять нормой. Но этого мало! Себя ты самооправдал — теперь тебе надо, чтобы точно так же считали все остальные, потому что тебе нужна легитимация с их точки зрения! Ты всё равно продолжаешь чувствовать, что ты... что есть какой-то эталон звенящий, которому ты вообще не соответствуешь! Тебе надо в таком случае — что? Демократия! Пусть большинство подтвердит мою нормальность! И более того, не просто нормальность, а мою продвинутость, моё высокое положение! И исключительность! И то, что я во главе прогресса! А они — лохи! Они — там, и мы будем объяснять им! И третья стадия — мало того, чтобы все признали, тем, кто не признал — мы принудим насильно... сделаем так: сначала пусть признают все, кого мы просто убедили, а потом, те, кто не убеждаются, будут насильно обращены в эту веру. Потому что только так я смогу успокоить мою щемящую совесть. Она и после этого не успокоится на самом деле... Они на этом не остановятся.
Возможно, это прозвучит ужасно, но я, например, никогда в жизни не отдыхал за границей. И не чувствую себя при этом неудачником или дебилом.
Разные эпохи, разные народы, разные исторические периоды, разная экономическая ситуация, а проявления человеческих страстей — одни и те же, как и человеческие добродетели. Меняется только антураж, меняются только инструменты, меняется то, что можно потрогать руками, материальная среда меняется, а человеческие страсти, как и человеческие добродетели — не меняются.
— Премьер-министр Франции заявил, что страну олицетворяет голая грудь, а не хиджаб. [Сергей Корнеевский]
<...>
— Проблема не в мусульманском дресс-коде, как таковом, я не вижу, честно говоря, никакой проблемы ни в длинных платьях, ни в платках, по мне, так это даже вообще и красивее... Голая грудь, конечно, вещь привлекательная, но не всегда, не у всех и не всю жизнь. На самом деле, говорить о том, что это константа — это странно. <...> На самом деле, проблема в том, что внешние признаки исламской культуры стали, благодаря экстремистам, ассоциироваться с террором, агрессией и опасностью.
По поводу отношения к людям... Мне кажется, есть и проблема отношения либералов к людям. Они начинали с того, что они — за людей, за права людей, но свелось всё к тому, что, на самом деле, людей они наших не любят, потому что люди перестали любить их.
Это более сложный всё-таки феномен, когда мы говорим: вот, мы зациклились на Америке... Нет! Я считаю, что вот это внимание, с другой стороны, оно является одним из признаков нашего значения в этом мире. Почему? Сейчас мы на Америке зациклены, потому что в послевоенном мире она стала главным конкурентом, до этого — мы обращали внимание на Германию, до этого — на Францию. То есть, грубо говоря, была там «франкофония» и так далее. То есть, на самом деле, в центре нашего внимания, общественного в том числе, и правящего класса, была та страна, которая была главным конкурентом России на данный исторический момент.
Сила не может самоутверждаться за счёт слабого. Сила как раз в том, что сильный человек самодостаточен — ему не надо самоутверждаться за счёт издевательства над слабыми.