Цитаты Марины Ивановны Цветаевой

Когда гляжу на летящие листья,

Слетающие на булыжный торец,

Сметаемые — как художника кистью,

Картину кончающего наконец,

Я думаю (уж никому не по нраву

Ни стан мой, ни весь мой задумчивый вид),

Что явственно жёлтый, решительно ржавый

Один такой лист на вершине — забыт.
Когда люди так брошены людьми, как мы с тобой — нечего лезть к Богу — как нищие. У него таких и без нас много!
Жив, а не умер

Демон во мне!

В теле как в трюме,

В себе как в тюрьме.
Уединение: уйди

В себя, как прадеды в феоды.

Уединение: в груди

Ищи и находи свободу.

Чтоб ни души, чтоб ни ноги —

На свете нет такого саду

Уединению. В груди

Ищи и находи прохладу.
Это жизнь моя пропела — провыла —

Прогудела — как осенний прибой —

И проплакала сама над собой.
Веселья — простого — у меня, кажется, не будет никогда и, вообще, это не моё свойство.
— Любовь — старей меня!

— Пятидесяти январей

Гора!

Любовь — ещё старей:

Стара, как хвощ, стара, как змей,

Старей ливонских янтарей,

Всех привиденских кораблей

Старей! — камней, старей — морей...

Но боль, которая в груди,

Старей любви, старей любви.
В огромном городе моём — ночь.

Из дома сонного иду — прочь

И люди думают: жена, дочь, —

А я запомнила одно: ночь.

Июльский ветер мне метет — путь,

И где-то музыка в окне — чуть.

Ах, нынче ветру до зари — дуть

Сквозь стенки тонкие груди — в грудь.

Есть чёрный тополь, и в окнесвет,

И звон на башне, и в рукецвет,

И шаг вот этот — никому — вслед,

И тень вот эта, а меня — нет.
Поскромнее, — куда как громко!

Боль, знакомая, как глазам — ладонь,

Как губам —Имя собственного ребёнка.
Христос и Бог! Я жажду чуда

Теперь, сейчас, в начале дня!

О, дай мне умереть, покуда

Вся жизнь как книга для меня.

Ты мудрый, Ты не скажешь строго:

— «Терпи, ещё не кончен срок».

Ты сам мне по́дал — слишком много!

Я жажду сразу — всех доро́г!
Рас-стояние: версты, мили…

Нас рас-ставили, рас-садили,

Чтобы тихо себя вели

По двум разным концам земли.

Рас-стояние: версты, дали…

Нас расклеили, распаяли,

В две руки развели, распяв,

И не знали, что это — сплав.
После стольких роз, городов и тостов —

Ах, ужель не лень

Вам любить меня? Вы — почти что остов,

Я — почти что тень.

И зачем мне знать, что к небесным силам

Вам взывать пришлось?

И зачем мне знать, что пахнуло — Нилом

От моих волос?
Знай одно: никто тебе не пара —

И бросайся каждому на грудь.
Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але — если увидишь — что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик.
А всё же спорить и петь устанет

И этот рот!

А всё же время меня обманет

И сон — придёт.

И лягу тихо, смежу ресницы,

Смежу ресницы.

И лягу тихо, и будут сниться

Деревья и птицы.
Чуть вечереет.— Скоро Вы. — Скоро отъезд.

Заработают колёса. Вы будете улыбаться. И я улыбнусь — в ответ. Я не буду плакать. Я привыкла к разлуке. — Всё мое — при мне! И вся я — при Вас!
Лицо — свет. И оно, действительно, загорается и гаснет.