Цитаты Марины Ивановны Цветаевой

Человеческая беседа — одно из самых глубоких и тонких наслаждений в жизни: отдаёшь самое лучшеедушу, берёшь то же взамен, и всё это легко, без трудности и требовательности любви.
Я не выношу любовного напряжения, у меня – чудовищного, этого чистейшего превращения в собственное ухо, наставленное на другого: хорошо ли ему со мной? Со мной уже перестаёт звучать и значить, одно – ли ему?
Море рассматриваю как даром пропадающее место для ходьбы. С ним мне нечего делать. Море может любить только матрос или рыбак. Остальное – человеческая лень, любящая собственную лёжку на песке.
Бог создал человека только до тальи, — над остальным постарался Дьявол.
Бойтесь понятий, облекающихся в слова, радуйтесь словам, обнажающим понятия.
Мне от человека надо — необходимо: или очарование или большой, во всеоружии, бессонный ум. <...> Вне этого мне с человеком пусто. — Лучше одной.
В какую-то секунду пути цель начинает лететь на нас. Единственная мысль: не уклониться.
Есть области, где шутка неуместна, и вещи, о которых нужно говорить с уважением или совсем молчать за отсутствием этого чувства вообще.
Пригвождена к позорному столбу

Я все ж скажу, что я тебя люблю.

Что ни одна до самых недр — мать

Так на ребенка своего не взглянет

Что за тебя, который делом занят,

Не умереть хочу, а умирать.
Столько людей перевидала, во стольких судьбах перегостила, — нет на земле второго Вас, это для меня роковое.
У меня вообще атрофия настоящего, не только не живу, никогда в нём и не бываю.
Душа от всего растет, больше всего же — от потерь.
Любовность и материнство почти исключают друг друга. Настоящее материнство — мужественно.
Осень. Деревья в аллее — как воины.

Каждое дерево пахнет по-своему.

Войско Господне.
И взглянул, как в первые раза

Не глядят.

Чёрные глаза глотнули взгляд.

Вскинула ресницы и стою.

— Что, — светла? —

Не скажу, что выпита до тла.

Все до капли поглотил зрачок.

И стою.

И течёт твоя душа в мою.
Одна половинка окна растворилась.

Одна половинка души показалась.

Давай-ка откроем — и ту половинку,

И ту половинку окна!
— Вы любите своё детство?

— Не очень. Я вообще каждый свой день люблю больше предыдущего… Не знаю, когда это кончится… Этим, должно быть, и объясняется моя молодость.
Два дерева хотят друг к другу.

Два дерева. Напротив дом мой.

Деревья старые. Дом старый.

Я молода, а то б, пожалуй,

Чужих деревьев не жалела.

<..>

Два дерева: в пылу заката

И под дождём — ещё под снегом

Всегда, всегда: одно к другому,

Таков закон: одно к другому,Закон один: одно к другому.