Роман Косицын / Кос — цитаты, высказывания и афоризмы

Переходный возраст — это страшное время для мальчиков. Девочки с шестого по десятый класс хорошеют. У них появляется талия, вырастает грудь. Мальчики с шестого по десятый класс мутируют. Там идёт превращение в Халка. Только Халк превращался за десять секунд, а тут четыре года.
Что за странный район Москва-Сити? Такой квартал Дубая в Москве. А учитывая место, где именно расположен Москва-Сити в Москве, это квартал Дубая посреди Тамбова. Москва-Сити на фоне всей остальной Москвы выглядит как майка из магазина «Твоё», на которую капнули «Хеннесси» и она не отстирывается.
Замечали, что у каждой девушки внутри есть «шлюший» сканер? Каждая девушка может определить, шлюха или не шлюха какая-то другая девушка. <...> По моему мнению, шлюхи двигают женский прогресс. Чем дальше заходит шлюха в своём разврате, тем больше открываются границы дозволенного остальным девушкам. Эта шлюха, именно она когда-то давно первая надела декольте. И все остальные девушки сказали: «Шлюха, шлюха!» Потом лет через тридцать она надела мини-юбку. Все остальные девушки снова сказали: «Шлюха, шлюха!» И потом ещё через тридцать лет она первая сфотографировалась в купальнике. И все остальные девушки сказали: «Шлюха, шлюха!» И надели декольте.
Ириска «Золотой ключик» — это не единственная странная сладость. Когда-то были ещё конфеты «Рачки». Это последнее, что ты съедал из новогоднего подарка, который родители приносили с работы. Где-то в июле... Даже не так, когда отец приносил на Новый год этот подарок, это был повод выкинуть пакет с «Рачками» из предыдущего новогоднего подарка. Вот батончик «Марс» — он же состоит из нуги, карамели и шоколада. «Сникерс» состоит из шоколада, карамели и орехов. Из чего состояли «Рачки»?! Смола? Покрытая гипсом и сверху лак для дерева?
... У меня не могло быть диатеза от «Меллера», потому что не было «Меллера». У меня была другая ириска — «Золотой ключик». «Меллер» — это просто конфета. «Золотой ключик» это был мини-квест. Ты открываешь бумажку, там вторая бумажка... <...> Но открыть ириску — это была только первая стадия квеста. Самоё жесткое было первое сжимание челюстями. Но ещё жёстче было разжимание челюстями. Знаете валик, которым собирают катышки и волосы с пальто? Вот абсолютно по такому же принципу ириска собирала пломбы в зубах! И это сейчас ты приходишь к стоматологу и первое посещение — это консультация. Тебе за 3000 рублей объясняют, что у тебя не так, делают какой-то слепок, 3D-проекцию. Тогда ты сам приходил к стоматологу и говорил: «Шестёрочка — кариес, восьмёрочка — дырочка, и я не стал выкидывать ириску — вот слепок челюсти!»
— И, конечно, этот матч со Швецией, который решил судьбу нашей сборной.

— Вообще-то судьбу нашей сборной решили 500 000 евро, обещанные за выход из группы.

— Сработало?

— Да, мы вышли из группы, а шведы получили по 500 000 евро.
Когда ты учишься на пятёрки, твою фотографию вешают на доску почёта. И это сейчас сфотографировать можно миллион раз, обработать в фотошопе — и будет идеальная фотография. Когда учился я, фотографировали раз в год. Таким, какой ты есть. И вот с первого по пятый класс — ты красивый ребёнок. С одиннадцатого класса — ты красивый юноша. С шестого по десятый класс — ты угловатое чмо. Там появляется сутулость, первые прыщи, чуть виноватый взгляд. Там не было видно, что человек хорошо учится. Там было видно, что человек бегает по горам и говорит «моя прелесть»...
Сейчас в аптеках много видов одного и того же лекарства, которое лечит одно и то же. Раньше было только одно лекарство. <...> Бальзам «Звёздочка». Два грамма мази, которая лечила абсолютно всё и никогда не заканчивалась. Пользовался ею твой дед, твой отец, там нет только горки верхней... Она же лечила абсолютно всё! Даже несчастную любовь. Ты что-то переживал, намазал внутри носа и думаешь: «Марину ещё можно вернуть, а вот слизистую навряд ли».
После тридцати происходят изменения. В восемнадцать лет не важен вкус алкоголя. Ты выпьешь любое говно, лишь бы «торкало». Бывало такое, что идёшь мимо алкогольной витрины и видишь: водка за 600 рублей, 500 рублей и 65 рублей. Что за дебил пьёт эту водку за 65 рублей? Ты пил эту водку в восемнадцать. В восемнадцать ты шёл мимо витрины и думал: «Что за дебил пьёт за 600? Вот же есть за 65!» Стеклянная бутылка, цветная этикетка. Какие нужны ещё гарантии безопасности?
Секс после тридцати похож на «Биг Тейсти». Бывало такое, что подъезжаешь к «Макдональдсу» и думаешь: «Я очень голоден! Я сейчас съем пять «Биг Тейсти!» Съедаешь один и такой: «Бл-и-и-н. Ни за какие бабки я не съем второй! Какой второй? Я когда съел две три первого, думал, треть на завтра отложить».

Знаете, девушки, почему мужики за тридцать считаются самыми крутыми любовниками? Потому что мы максимально вкладываемся в первый раз, чтобы, не дай бог, не было второго!
С возрастом становишься внимательнее к мелочам. Вас не бесит, что всех женщин, которые беспределят за рулём, в интернете называют «автоледи»? Например: «Автоледи ехала по односторонней против потока», «Автоледи проехала на красный, сбила пешехода». Автоледи? Леди? Не слишком ли изысканное название для человека, который нарушает закон? Почему так называют только женщин? Давайте всех, кто положил писю на закон, называть изысканно. Почему мужик, который отнял у кого-то телефон или сумочку, он сразу бандит? Я предлагаю называть его «мятежный синьор». «Мятежный синьор совершил изнасилование после того, как ему в бок въехала автоледи».
Рок — это секс, наркотики, рок-н-ролл. В нашем роке нет секса. Джаред Лето — секс-символ. Мужик круто выглядит, рекламирует одеколон «Hugo Boss», он всего на четырнадцать лет младше Шевчука. Я не помню, чтобы в 2002 Шевчук рекламировал одеколон. Если бы Шевчук рекламировал одеколон, там был бы слоган: «Видит Бог, не пьём, а лечимся».