Цитаты Игоря Мироновича Губермана

Крайне просто природа сама

разбирается в нашей типичности:

чем у личности больше ума,

тем печальней судьба этой личности.
Во мне то булькает кипение,

то прямо в порох брызжет искра;

пошли мне, Господи, терпение,

но только очень, очень быстро.
Не в силах жить я коллективно:

по воле тягостного рока

мне с идиотами — противно,

а среди умных — одиноко.
Я никак не пойму, отчего

так я к женщинам пагубно слаб;

может быть, из ребра моего

было сделано несколько баб?
Когда мы раздражаемся и злы,

обижены, по сути, мы на то,

что внутренние личные узлы

снаружи не развяжет нам никто.
Мы с детства уже старики,

детьми доживая до праха;

у страха глаза велики,

но слепы на все, кроме страха.
Ум полон гибкости и хамства,

когда он с совестью в борьбе,

мы никому не лжем так часто

и так удачно, как себе.
Любую можно кашу мировую

затеять с молодежью горлопанской,

которая Вторую мировую

уже немного путает с Троянской.
Пока дыханье теплится в тебе,

не жалуйся — ни вздохами, ни взглядом,

а кто непритязателен к судьбе,

тому она улыбчива и задом.
Мы травим без жалости сами

летящего времени суть,

мгновений, утраченных нами,

сам Бог нам не в силах вернуть.
А всякое и каждое молчание,

не зная никакого исключения,

имеет сокровенное звучание,

исполненное смысла и значения.
Повсюду, где варят искусство

из трезвой разумной причины,

выходит и вяло и грустно,

как секс пожилого мужчины.
Когда кругом кишит бездарность,

Кладя на жизнь своё клише,

В изгойстве скрыта элитарность,

Весьма полезная душе.
Когда я раньше был моложе

И знал, что жить я буду вечно,

Годилось мне любое ложе

И в каждой даме было нечто.
Я потому люблю лежать

и в потолок плюю,

что не хочу судьбе мешать

вершить судьбу мою.
Быть может, потому душевно чист

и линию судьбы своей нашел,

что я высокой пробы эгоист —

мне плохо, где вокруг нехорошо.
У самого кромешного предела

и даже за него теснимый веком,

я делал историческое дело

упрямо оставался человеком.
Когда и где бы мы ни пили,

тянусь я с тостом каждый раз,

чтобы живыми нас любили,

как на поминках любят нас.
С Богом я общаюсь без нытья

и не причиняя беспокойства,

глупо на устройство бытия

жаловаться автору устройства.