Цитаты Фридриха Энгельса

Русский солдат, несомненно, очень храбр. <...> Весь его жизненный опыт приучил его крепко держаться своих товарищей. <...>... Нет никакой возможности рассеять русские батальоны, забудьте про это: чем опаснее враг, тем крепче держатся солдаты друг за друга.
Стремлению к счастью в наименьшей степени нужны идеальные права. Оно нуждается больше всего в материальных средствах...
Свобода воли означает не что иное, как способность принимать решения со знанием дела.
Представление о вечной справедливости изменяется не только в зависимости от времени и места: оно неодинаково даже у разных лиц и принадлежит к числу тех вещей, под которыми «каждый разумеет нечто другое».
Каждая общественная группа имеет свой собственный кодекс чести.
Решения, принятые сгоряча, всегда представляются нам необычайно благородными и героическими, но, как правило, приводят к глупостям.
Я вообще не понимаю, как можно завидовать гению. Это настолько своеобразное явление, что мы, не обладающие этим даром, заранее знаем, что это недостижимо; но чтобы завидовать ему, надо уж быть полным ничтожеством.
Мне ненавистно всякое аскетическое уродство, никогда не стану я осуждать грешную любовь, но мне больно, что строгая нравственность грозит исчезнуть, а чувственность пытается возвести себя на пьедестал.
Надо иметь мужество пожертвовать немедленным успехом ради более важных вещей.
В науке каждая новая точка зрения влечет за собою революцию в технических терминах.
Общество, которое по-новому организует производство на основе свободной и равной ассоциации производителей, отправит государственную машину туда, где ей будет тогда настоящее место: в музей древностей, рядом с прялкой и с бронзовым топором.
Где нет общности интересов, там не может быть единства целей, не говоря уже о единстве действий.
Личность характеризуется не только тем, что она делает, но и тем, как она это делает.
Общество не может освободить себя, не освободив каждого отдельного человека.
Если нравственным является только брак, основанный на любви, то он и остаётся таковым только пока любовь продолжает существовать.
Собственная сущность человека много величественнее и возвышеннее, чем воображаемая сущность всех возможных «богов», которые ведь представляют собой лишь более или менее неясное и искажённое отображение самого человека.
Есть два способа разложить нацию: наказывать невиновных и не наказывать виновных.
Занимаясь самим собой, человек только в очень редких случаях, и далеко не с пользой для себя и для других, удовлетворяет свое стремление к счастью.
Все идеи извлечены из опыта, они — отражения действительности, верные или искаженные.