Цитаты Эмиля Дикинсона

Раз к Смерти я не шла — она

Ко мне явилась в дом -

В её коляску сели мы

С Бессмертием втроем.

Мы тихо ехали — Ей путь

Не к спеху был, а я

Равно свой труд и свой досуг

Ей в жертву принесла...

Because I could not stop for Death -

He kindly stopped for me -

The Carriage held but just Ourselves -

And Immortality.

We slowly drove — He knew no haste

And I had put away

My labor and my leisure too,

For His Civility...
И потому, что я не остановилась для смерти,

Она любезно остановилась для меня;

В экипаже были только мы

И бессмертие.

Мы медленно катились,

Мы не знали спешки,

И я оставила в сторону

Мой труд и мой досуг.

Ради её хороших манер.
Мы вырастаем из любви

И, заперев в комоде

Её храним, пока она

Не будет снова в моде.

We outgrow love, like other things

And put it in the Drawer -

Till it an Antique fashion shows -

Like Costumes Grandsires wore.
Душа должна жить нараспашку,

Чтоб к ней пришедший Бог

Не дожидался у порога,

Застав её врасплох.

Открой же дверь, пока Хозяин

Не вывесил замок,

Чтобы смутить её визитом

Никто уже не смог.

The Soul should always stand ajar

That if the Heaven inquire

He will not be obliged to wait

Or shy of troubling Her.

Depart, before the Host have slid

The Bolt unto the Door -

To search for the accomplished Guest,

Her Visitor, no more.
Мысль умирает,

говорят,

Лишь произнесена.

А я скажу,

Что в этот миг

Рождается она.

A word is dead

When it is said,

Some say.

I say it just

Begins to live

That day.
Дважды жизнь моя кончилась — раньше конца;

Остается теперь открыть -

Вместит ли Вечность сама

Третье такое событье,

Огромное — не представить себе -

В бездне теряется взгляд.Разлука — всё — чем богато небо,

И всё — что придумал ад.

My life closed twice before its close;

It yet remains to see

If Immortality unveil

A third event to me,

So huge, so hopeless to conceive

As these that twice befell.

Parting is all we know of heaven,

And all we need of hell.
Сказали: «Время лечит».

Не лечит никогда.

Страданье, как и мышцы,

Лишь укрепят года.

Но время — как проверка

Для тех, кто уцелел.

С годами стало легче?

Ну, значит, не болел.

(Время — лишь проба горя,Нет снадобья бесполезней,

Ведь если оно исцелило —

Не было значит болезни.

Говорят — время смягчает.

Никогда не смягчает — нет!

Страданье, как сухожилия,

Крепнет с ходом лет.)
Ведь рядом был!

Рукой достать!

Могло бы повезти -

Он по деревне тихо шел

И тихо смог уйти -

Вот так фиалки на лугу -

Не ведая — сидят -

А тот, кто собирал цветы,

Уехал час назад.
Прошлое — нет существа странней.

Глянешь в упор —

И тебя ожидает восторг

Или позор.
This was a Poet — It is That

Distills amazing sense

From ordinary Meanings —

And Attar so immense

From the familiar species

That perished by the Door —

We wonder it was not Ourselves

Arrested it — before.

Он был Поэт —

Гигантский смысл

Умел он отжимать

Из будничных понятий —

Редчайший аромат

Из самых ординарных трав,

Замусоривших двор —

Но до чего же слепы

Мы были до сих пор!
Of Pictures, the Discloser —

The Poet — it is He —

Entitles Us — by Contrast —

To ceaseless Poverty

Of Portion — so unconscious —

The Robbing — could not harm?

Himself — to Him — a Fortune —

Exterior — to Time.

Картин Первоискатель —

Зоркости урок

Поэт нас — по контрасту —

На нищету обрек.

Казне — столь невесомой —

Какой грозит урон?

Он — сам — свое богатство

За чертой времен.
To make a prairie it takes a clover and one bee,

One clover, and a bee,

And revery.

The revery alone will do,

If bees are few.

Из чего можно сделать прерию?

Из пчелы и цветка клевера —

Одной пчелы — одного цветка

Да мечтызадача легка.

А если пчелы не отыщешь ты —

Довольно одной мечты.
Drama's Vitallest Expression is the Common Day

That arise and set about Us —

Other Tragedy

Perish in the Recitation —

This — the best enact

When the Audience is scattered

And the Boxes shut.

Правдивейшая из Трагедий —

Самый обычный День.

Сказав заученные слова

С подмостков сойдет лицедей.

Но лучше играть в одиночестве

Драму свою — и пусть

Сначала занавес упадет —

Пусть будет партер пуст.
I envy Seas, whereon He rides —

I envy Spokes of Wheels

Of Chariots, that Him convey —

I envy Crooked Hills.

That gaze upon his journey —

How easy all can see.

What is forbidden utterly

As Heaven — unto me!

Завидую волнам — несущим тебя

Завидую спицам колес.

Кривым холмам на твоем пути

Завидую до слез.

Всем встречным дозволено — только не мне —

Взглянуть на тебя невзначай.

Так запретен ты для меня — так далек —

Словно господний рай.
It were infinite enacted

In the Human Heart —

Only Theatre recorded

Owner cannot shut.

Человеческое сердце

Сцена для вечной игры

И только этот Театр

Владелец не вправе закрыть.
Душа всегда должна оставаться приоткрытой и готовой воспринять опыт экстаза.
Надежда — это крылатое создание, обитающее в сердце, поющее без слов и никогда не умолкающее.
Ум довольно быстро адаптируется ко всему, кроме тоски.
Надежда — это птица,

На веточке души

Сидит и распевает,

До вечной тишины.