Цитаты Чарльза Калеба Колтона

Если вы крадете у современников, вас обругают за плагиат, а если у древних — похвалят за эрудицию.
Значительная часть наших несчастий более выносима, чем комментарии по их поводу наших друзей.
Деспотизм не может существовать в стране до тех пор, пока не уничтожена свобода прессы, подобно тому как ночь не может надвинуться, пока солнце не зашло.
Есть два способа установить свою репутациюпохвалы честных людей и поношения плутов.
Когда у вас нет серьёзных доводов для возражения, лучше ничего не говорите. Слабая защита лишь увеличивает силы противника, а молчание меньше вредит, чем неумелый ответ.
Закон и справедливость — две вещи, которые Бог соединил, а человек разъединил.
Две вещи, которыми мы особенно дорожим, — это наша репутация и наша жизнь. Не больно ли только думать, что самый презренный навет может лишить нас первой и самое хрупкое оружие — второй?
Men will wrangle for religion, write for it, fight for it, die for it; anything but live for it.

Люди будут спорить из-за религии, писать о ней книги, сражаться и умирать за нее, — но только не жить по ней.
На свете было бы столько же Петрарк, сколько и Антониев, если бы Лауры не попадались реже, чем Клеопатры.
Логика — это комод, в котором хранится полезная утварь и очень много ненужной.
В науке руководителем является разум, в поэзии — вкус. Цель первой — правда, единообразная и неделимая; цель второй — красота, разнообразная и многообразная.
Скука, быть может, порождает больше игроков, чем желание выигрыша, больше пьяниц, чем жажда, и вызывает больше самоубийств, чем отчаяние.
Многие надежды, после того как они оправдались, становятся для нас отравленными стрелами.
Тот, кто мало знает свет, готов преклонять перед ним колени и обожать его; кто же знает его хорошо, тот больше всего презирает его.
Честолюбие для нашей души — то же, что клобук для сокола: сначала оно нас ослепляет, потом побуждает возвыситься именно вследствие нашего ослепления. Но увы! Стоит только достигнуть вершины тщетной славы, чтобы почувствовать себя в бездне несчастия, ибо тогда желать больше нечего, но бояться можно всего.
Любовь — это спаниель, которого больше радует наказание от хозяйской руки, чем ласки руки посторонней.
Аплодисменты – шпоры для умов благородных и цель для слабых.
В любой области науки профессора предпочитают свои собственные теории истине, потому что их теории — их личная собственность, а истина — всеобщее достояние.