Цитаты Бенитого Муссолини

Только идиоты и мертвецы не меняют своих убеждений, мы — разумные люди, и мы их меняем.
Если я советую — последуйте совету, если я отрекусь — убейте меня, если я погибну — отомстите за меня.
Даже лучшая кровь может иногда попасть в дурака или комара.
Все министры и их заместители — это солдаты. Они идут туда, куда их направляет Глава правительства, и останавливаются, если я приказываю остановиться.
Демократия — это правительство, которое дает или пытается дать народу иллюзию того, что он является господином.
Фашистское государство, высшая и самая мощная форма личности, есть сила, но сила духовная. Она синтезирует все формы моральной и интеллектуальной жизни человека. Поэтому государство невозможно ограничить задачами порядка и охраны, как этого хотел либерализм. Это не простой механизм, разграничивающий сферы предполагаемых индивидуальных свобод.
Религия — это болезнь души, которую может вылечить только психиатр.
Фашизм сделал так много хорошего, того, что никто не сможет разрушить. Все шло хорошо до 1937 года. Великолепные достижения. Мы создали империю, заплатив за нее небольшую цену – только тысяча пятьсот тридцать семь погибших. Я преподнес Короне Албанию. Возможно, для меня было бы выгоднее, если бы в 1937 году моя болезнь обострилась и я бы умер. Они еще будут сожалеть о фашизме. Никакой другой режим не сделал для трудящихся столько, сколько фашизм.
Через короткий промежуток времени фашизм вновь засияет на горизонте. Во-первых, из-за преследований, которым он подвергнется со стороны «либералов», показывая таким образом, что свобода – это то, что мы оставляем для себя и в чём отказываем другим; и во-вторых, из-за ностальгии по «старым добрым временам», которая мало-помалу начнёт подтачивать итальянское сердце.
Фашизм похож на большой оркестр, в котором каждый играет на своём инструменте.
It's good to trust others but, not to do so is much better.

Доверять людям хорошо, хотя не доверять гораздо лучше.
We become strong, I feel, when we have no friends upon whom to lean, or to look for moral guidance.

Мне кажется, мы становимся сильными, когда рядом нет друзей, чтобы поддержать нас — или послужить нам моральным компасом.
Meglio vivere un giorno da leone, che cento anni da pecora.

Лучше прожить один день львом, чем сто лет овцой.
Мы хотим быть аристократами и демократами, консерваторами и либералами, реакционерами и революционерами, легалистами и антилегалистами — в зависимости от обстоятельств времени, места и обстановки.