Марк Твен

Ад — единственная действительно значительная христианская община во вселенной.
Наберите команду плыть в рай и попробуйте сде­лать стоянку в аду на какие-нибудь два с половиной часа, просто чтобы взять угля, и будь я проклят, если какой-нибудь сукин сын не останется на берегу.
В рай принимают не по заслугам, а по протекции, иначе вы остались бы за порогом, а впустили бы вашу собаку.
В настоящее время райские чертоги отапливаются радиаторами, соединенными с адом. Муки грешников усугубляются от сознания, что огонь, пожирающий их, одновременно обеспечивает комфорт праведникам.
Я не намерен портить отношений ни с небесами, ни с адом, — у меня есть друзья и в той, и в другой местности.
Познания гидов в английском языке как раз доста­точны, чтобы всякое объяснение довести до полной неудобопонятности.
Отличный способ испортить с человеком отноше­ния — сказать: «Нет, вы не так рассказываете этот анекдот». Потом рассказать по-своему.
Богу не хватает стойкости характера, твердых убеж­дений. Ему следует быть католиком, или пресвитериа­нином, или кем-нибудь, все равно, — но не стараться поспеть сразу повсюду.
Мало кто из нас может вынести бремя богатства. Конечно, чужого.
Если вы заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться.
Давайте чертыхаться, пока есть время, в раю нам не позволят.
Правда необычнее вымысла, потому что вымысел обязан держаться в рамках правдоподобия, а правда — нет.
Если ты разгневан, сосчитай до четырех; если силь­но разгневан, выругайся.
Когда-то это был хороший отель, но ведь и я когда-то был хорошим мальчиком.
Если вам понадобится подвергнуть молодого чело­века тяжелому и мучительному наказанию, возьмите с него слово, что он в течение года будет вести дневник.
Половина следствий хороших намерений оказыва­ется злом. Половина следствий дурных намерений ока­зывается добром.
Мафусаил жил 969 лет. Вы, дорогие мальчики и де­вочки, в следующие десять лет увидите больше, чем видел Мафусаил за всю свою жизнь.
Дружба — это такое святое, сладостное, прочное и постоянное чувство, что его можно сохранить на всю жизнь, если, конечно, не пытаться просить денег взай­мы.
У дьявола нет ни одного оплачиваемого помощни­ка, тогда как у Противной Стороны их миллион.
Вздыбленные лошади на картинах старых мастеров походят на кенгуру.
Человек готов на многое, чтобы пробудить любовь, но решится на все, чтобы вызвать зависть.
Работа — это то, что человек обязан делать, а Игра — это то, чего он делать не обязан. Поэтому де­лать искусственные цветы или носить воду в решете есть работа, а сбивать кегли или восходить на Мон­блан — забава.
Нам нравятся люди, которые смело говорят нам, что думают, при условии, что они думают так же, как мы.
Есть несколько способов справиться с искушени­ем; самый верный из них — трусость.
Бог создал Италию по замыслу Микеланджело.
Чудесное зрелище являет собой непоколебимая вера христианина, у которого на руках четыре туза.
Сначала Бог создал мужчину. Потом создал жен­щину. Потом Богу стало жалко мужчину, и он дал ему табак.
Я взял себе за правило никогда не курить больше одной сигареты одновременно.
Я взял себе за правило никогда не курить во сне и никогда не воздерживаться от курения, когда я не сплю.
Нет ничего легче, чем бросить курить, — я уже тридцать раз бросал.