Евгений Багашов

Изобилие располагает к мифотворчеству. - Тот, кому приходится разоблачать заблуждения, обнаруживает этим лишь ощущение неудобства, стремится подыскать своей боли причину. - Атомы и электроны не более реальны, чем духи, видившиеся нашим предкам в камнях и деревьях.
Среднее среднему близко; странности странностям рознь.
Зачастую человек, обнаруживший какую-то совершенно невероятную истину, бывает очень неприятно удивлен, когда пытается выразить ее в словесной форме: а именно, он удивляется тому, насколько банальный вид она при этом обретает.
И что какой-то дурачок, просто играя словами, за три века до него уже высказал то же. -
Никогда не знаешь вполне, какой объем опыта стоит за высказанной другим человеком мыслью.
Образование портит женщину. -
В сущности, когда мы хвалим женщину за ее "образованность", мы имеем в виду именно то, что ей каким-то чудом удалось остаться женщиной, НЕСМОТРЯ на свое образование.
Начинать с самого важного. Затем переходить к самому сложному.
Всякая история, имеющая конец, уже тем наполовину является счастливой.
В сущности, единственной действительной наукой до сих пор являлась герменевтика, - факт весьма интересный, учитывая, что это и не наука вовсе (во всяком случае в традиционном смысле слова). -
Гений возможен лишь в узкой полосе понимания: будь он ниже ее, и в нем не будет "смысла", он будет эпигоном, - будь же он чуть выше, - и он будет в лучшем случае шизофреником. -
Именно поэтому герменевтика как искусство толкования в самом широком смысле
была до сих пор также и искусством /толкания/: "прогресс" без нее был бы немыслим.
Россия - душа мира. -
Может, именно потому она, как и всякая "душа", так далека от "тела".
При всяком повышении уровня власти движение вокруг как бы затихает, становится сильно зависимым от воли центра. - ВременнОй гравитационный сдвиг в общем смысле мог бы быть сведен к этому эффекту.
Тот благороден, кто испытывает стыд перед упованиями.
Лесть не действует на глупых.
Кто искренне сострадает Прометею, - сам по меньшей мере бог.
Феминисток не бывает. Бывают только феминисты.
Широкая душа - последствие топтанья.
Отсутствие разделения между приятным и полезным также есть одна из черт мудрости.
Фраза "главное - не победа, а участие" применительно к спорту не может рассматриваться иначе как лицемерие.
И при этом она легко могла бы стать девизом иерархий любого рода.
Работа над идеями часто бывает похожа на разогрев воздуха в шаре:
при превышении некоторой границы шар с неизбежностью лопается, -
так что приходится постоянно подыскивать новый, более подходящий по размерам.
Всякая культура есть своего рода оформление: постепенное вырастание частей в нечто самостоятельное, отдельное, - все большее различение, размежевание и упорядочение. - И если в смысле возможности физического размежевания явлений современная культура стоит на милю впереди всех предыдущих, то в смысле духовном мы уже стоим на пороге варварства: человек попросту лишен возможности избегать ненужной информации, она поступает к нему отовсюду.
Дело за ближайшим будущим - показать, сумеем ли мы изолировать себя от этой заразы и заняться, наконец, воспитанием человека в человеке, или общество и впредь будет производить лишь аморфных дегенератов, подобно последним двум-трем поколениям.
Мы - лучшие сыновья Бога. Мы продолжаем его дело и преодоляем его.
Самый смысл вИдения заключается лишь в дифференциации, разделе реальности на составляющие ("вещи").
Следует, конечно же, различать любовь как привязанность и любовь как страсть: в первом случае покровительствуют, во втором - подчиняются.
Правдоруб - всего лишь одна из ветвей эволюции пессимиста. Зачастую тупиковая.
Чтобы обрести союзника, сперва нужно развязать войну.
Маленькие люди склонны к подозрительности.
Обольститель, постоянно влюбляющийся в собственных жертв - тип несомненно наисчастливейший и потому крайне недолговечный.
Хитрость слабых: предотвращать войны, изобретая чересчур разрушительные оружия.
Нелегко приписать себе чужих родителей: преемственность в сфере мысли сильно недооценена.
Как умею" - вот девиз любого художника. -
Подражатель, как и всякий обманщик, всегда по определению более ловок, нежели тот, кто говорит от своего имени.
Бог, говорят, не играет в кости: а как же быть с ребром Адама?
Один центр власти и два - разница качественная; в то время как при бОльших значениях никаких принципиальных отличий не наблюдается.