Владимир Бирашевич (Falcon)

Кончелли - это не фамилия в архитектуре, это архитектурный диагноз.
Эгоизм иной раз обеспечивает альтруизм экономической базой.
Трезвость - норма принудительной жизни.
Шахид-надомник.
Палач измерял свой трудовой стаж длинами шей повешенных.
Отрегулировал прицел, обнаружил цель, добавил в избранное...
Работа не волк, а бешеная собака, укушенные ею становятся трудоголиками.
Без памяти личность не полноценна, сохраняются навыки и подходы, но нет базы для их применения.
Архитектура - искусство бессмысленного мародёрства: ободрав, убиенную ими природу архитекторы дарят нам застывшую, то есть не играющую музыку.
Чада в чатах трындычат.
Наличие в мире льстецов, порой, не столь бессмысленно, как это кажется, их
шустрые языки, иной раз, удачно смазывают колесо Истории.
Талант слал сигналы SOS, а о нём говорили, что он подаёт надежды.
Колкость, угловатость и другие неприятные черты свойственны простым россиянам в основном оттого, что это черты бедности. А большинство из нас уже за этой чертой.
Чтобы не быть ломкой вере приходится быть либо гибкой, либо упругой...
Одну в упряжку впрячь не можно конём потрёпанную лань...
Что у сытого в животе, то у голодного на уме.
У каждого своя гордость: рахиты, Дауны и дистрофики могут проходить мимо военкомата с высоко поднятой головой.
Одни, сохранив зубы, могут позволить себе хрустеть сладкими сухариками, другим доступно только похрустывание позвонков.
Собриологию - науку о трезвости, лучше постигать от противного...
Работа - кратчайшее расстояние от школы до пенсии, если миновать институт.
В отличие от Маяковского, призывавшего мучительно творить "до дней последних донца", наш пиит не маялся, черпал вдохновение на дне стакана, творил до донышка бутылки и постепенно опускался на дно общества.
Трудно найти в чёрной душе чёрную совесть, особенно, если её там нет.
Форму поддерживать необходимо, хотя бы и на костылях.
Если человек наделён чувством юмора, то тогда смешное ему таковым
не кажущееся, довольно точно обозначает, тёмные стороны его души.
История учит нас, жизнь переучивает, итоги подводит смерть.
Разрубил, было Гордеев узел, а он возьми да окажись геморройным.
Если, правда, то, что добро должно быть с кулаками, то символом доброты по российски, видимо, должен стать Валуев.
Любовь - это короткое замыкание в сердце, от которого темнеет в мозгах.
С точки зрения ФСБ граждане делятся на законопослушных и законно прослушиваемых.
Работа не волк, если из неё выйдет толк.