Пришвин М. М.

Брак есть средство спасения себя от старости в любви.
Быт — затертое понятие, надо его освежать, раскрыть его содержание как культуру личных отношений.
Трудовой процесс, если он свободен, кончается творчеством.
Есть момент обязательный в творчестве, когда художник судит весь мир по себе.
Жизнь состоит из двух сил, называемых в общем любовью; одна сила — это любовь рождающая (родовая сила), другая — любовь образующая (сила личности). На одной стороне — роды, на другой — смерть: роды и смерть и смерть и бессмертие.
Радость и счастье — это дети любви, но сама любовь, как сила, — это терпение и жалость.
Начало любви — во внимании, потом в избрании, потом в достижении, потому что любовь без дела мертва.
Любовь на земле есть единственная достойная удивления сила.
Любовь — это неведомая страна, и мы все плывем туда каждый на своем корабле, и каждый из нас на своем корабле капитан и ведет корабль своим собственным путем.
Так вот и надо мечтать как можно больше, как можно сильнее мечтать, чтобы будущее обратить в настоящее.
В молодости мы очень богаты жизнью и охотно всем в долг раздаем свои богатства, но когда под старость пойдем долги собирать — никто не дает. И это очень обидно. И вот почему так редко встречаются добрые: в старости видеть добро мешает обида.
Мудрец под конец жизни понимает, что смерть страшна только со стороны, для близких людей, но для себя смерти нет, и сам человек в себе как родится бессмертным, так и уходит от нас...
Мы часто видим, что мужчина кое-какой, а женщина превосходная. Это значит, мы не знаем скрытого достоинства этого мужчины, оцененного женщиной: это любовь избирательная, и, вероятно, это-то и есть настоящая любовь.
Мысли тоже рождаются, как живые дети, и их тоже долго вынашивают, прежде чем выпустить в свет.
Сколько всего пережил человек, прежде чем мысль его облеклась в форму слова, и это слово стало до того характерным человеческим спутником, что потеряло всякую связь с физической природой.
Мысль, которая не опасна, недостойна того, чтобы называться мыслью.
Я мыслю, как мне только захочется, уверенный в том, что природа поправит меня и покажет, как надо мыслить...
Нравственность есть отношение силы разума к силе чувства. Чем сильнее чувство и чем ближе к нему разум, тем больше человек в его человеческом деле. Есть чувства, восполняющие и затемняющие разум, и есть разум, охлаждающий движение чувств.
Поэзия — это душа подвига, обращающего красоту в добро.
Не всякая сила стоит за правду, но всегда правда о себе докладывает силой.
Правда требует стойкости: за правду надо стоять или висеть на кресте, к истине человек движется. Правды надо держаться — истину надо искать.
Правда — это значит победа совести в человеке.
Для иных природа — это дрова, уголь, руда, или дача, или просто пейзаж. Для меня природа — это среда, из которой, как цветы, выросли все наши человеческие таланты.
...Потому мы радуемся, попадая в природу, что тут мы приходим в себя.
Есть чувства, восполняющие и затемняющие разум, и есть разум, охлаждающий движение чувств.
Самое трудное в деле искусства слова — это сделаться судьей самого себя.
В нужде люди закаляются и живут мечтой о свободе. Но вот приходит свобода, и люди не знают, что с ней делать.
Рано или поздно все тайны будут непременно раскрыты. Нет ничего тайного, что не стало бы явным.
Без юмора живут только глупые.
Не ищи от людей помощи в том, что сам себе можешь сделать, и не жалуйся на другого, если в себе самом сомневаешься: не сам ли я виноват, не я ли сам что-нибудь упустил?
Иду вперед силой веры своей в лучшее, а путь расчищаю сомнением.