Лабрюйер Ж.

Один из признаков посредственности — беспрестанная болтовня.
Если бедность — мать преступлений, то недалекий ум — их отец.
Богатству иных людей не стоит завидовать: они приобрели его такой ценой, которая нам не по карману, — они пожертвовали ради него покоем, здоровьем, честью, совестью. Это слишком дорого — сделка принесла бы нам лишь убытки.
Богат тот, кто получает больше, чем тратит; беден тот, чьи траты превышают доходы.
Тесть не любит зятя, свекор любит невестку; теща любит зятя, свекровь не любит невестку; все в мире уравновешивается.
Если глупец боялся бы сказать глупость, он уже не был бы глупцом.
Доверие — первое условие дружбы.
Если книга возвышает душу, вселяя в нее мужество и благородные порывы, судите ее только по этим чувствам; она превосходна и создана рукой мастера.
Порою женщины, чья красота совершенна, а достоинства редкостны, так трогают наше сердце, что мы довольствуемся правом смотреть на них и говорить с ними.
На свете нет зрелища прекраснее, чем лицо любимой, и нет музыки слаще, чем звук любимого голоса.
Женщина, которую все считают холодной, просто еще не встретила человека, который пробудил бы в ней любовь.
Женщины склонны к крайностям: они или намного хуже, или намного лучше мужчин.
Невежество — состояние привольное и не требующее от человека никакого труда; поэтому невежды исчисляются тысячами.
Наглость — это не умышленный образ действий, а свойство характера; поpoк, но порок врожденный. Кто не родился наглецом, тот скромен и не легко впадает в другую крайность. Бесполезно поучать его: «Будьте наглы,
и вы преуспеете», — неуклюжее подражание не пойдет такому человеку
впрок и неминуемо приведет его к неудаче.
Свобода — это не праздность, а возможность свободно располагать своим временем и выбирать себе род занятий; короче говоря, быть свободным — значит не предаваться безделью, а самолично решать, что делать и чего не делать. Какое великое благо такая свобода!
Не столько ум, сколько сердце помогает человеку сближаться с людьми и быть им приятным.
Ключ к сердцу человека — сочувствие страстям, поглощающим его душу, или сострадание к недугам, снедающим его тело.
Ложная скромность — самая утонченная уловка тщеславия.
Наказанный преступник — это пример для всех негодяев; невинно осужденный — это вопрос совести всех честных людей.
Истинно несчастен человек лишь тогда, когда он чувствует за собой вину и упрекает себя в ней.
Человек, сильно убежденный в том, что он очень умен, почти всегда принадлежит к числу тех людей, у которых или мало ума, или вовсе нет его.
Кто умеет внушить, что он не очень хитер, тот уже далеко не прост.
От хитрости до плутовства — один шаг, переход от первой ко второму очень легок: стоит прибавить к хитрости ложь — и получится плутовство.