Станислав Ежи Лец

Техника дойдет до такого совершенства, что чело­век сможет обойтись без себя.
Некое существо встало на двух своих задних конеч­ностях, а потом опустилось опять на четыре колеса.
Как видно, в аду есть и вход, и выход, коль скоро можно пройти через ад.
Границы рая и ада подвижны, но всегда проходят через нас.
Чтобы попасть в рай, нужно переплыть Лету.
Порой меня охватывает тревога: а вдруг мы уже в раю?
В раю должно быть все: и ад тоже!
Будь альтруистом, уважай эгоизм других!
Не сомневаюсь, ты удивишься, если корова вдруг заговорит по-английски. Но поверь мне: на десятый раз тебя бы уже раздражало ее далекое от оксфордского произношение. Конечно, если бы ты разбирался в этом...
Рассказывать анекдоты Господу Богу так, чтобы он не угадывал конца, — вот чем стоило бы гордиться.
Он антисемитского происхождения.
Он упорно твердит, что еврей он только наполови­ну! Подтверждаю — самое большее наполовину. Пото­му что мне точно известно, что он по меньшей мере полукретин.
Во всем виноваты евреи. Это их Бог нас всех сотворил.
Пора расшифровать псевдоним первого человека!
А бедняжка Гитлер думал, что антисемитизм мож­но приспособить только к национальному социализму.
Я не могу возмущаться деянием Герострата, пока не увижу архитектуры храма Дианы в Эфесе.
На Луне и на Марсе тоже будут астрологи.
Молитесь, астрологи, о беззвездном небе!
Безбожники — это верующие, которые не желают быть ими.
Одним и тем же мозгом мыслить и верить?
Атеисты говорят о времени «после рождества Хрис­това» — «наша эра». Странно.
В правилах хорошего тона предусмотрено все, даже как должен вести себя неверующий по отношению к Богу.
Можно ли считать афоризм приговором? Да, по от­ношению к автору.
Афоризм оставляет больше места для человека.
Все уже сказал реби Бен Акиба. Но кое-что из этого конфисковали.
Настоящего мужчину видно, даже когда он голый.
Быть Богом и творить смертных людей?
Если Бог вездесущ, любая дорога должна вести к нему.
Бог не ангел.
Настоящий человек состоит из вопросов, настоя­щий Бог состоял бы из ответов.