Франсуа Мориак

Многие люди смотрят на Господа Бога как на слу­гу, который должен сделать за них всю грязную работу.
Париж — это населенное одиночество.
Любить — значит видеть чудо, невидимое для других.
Когда вспоминаешь о том времени, когда ты лю­бил, кажется, что с тех пор больше уже ничего не слу­чилось.
Дороже всего обходятся непродажные женщины.
Не нужно иметь веру, чтобы молиться; нужно мо­литься, чтобы обрести веру.
Наркомания — это многолетнее наслаждение смер­тью.
Единственное достоинство диктатуры: не нужно часами сидеть у приемника, чтобы узнать результаты выборов.
Цирк — последнее прибежище чистого искусства.
Наша жизнь стоит столько, во сколько она нам обошлась при преодолении возникавших в процессе ее трудностей.
Религия и литература - союзницы, поскольку обе помогают лучше понять человека.
Супружеская любовь, которая проходит через тысячу случайностей, самое прекрасное чудо, хотя и самое обыденное.
Бывает в жизни пора, когда все в душе человека, даже самое лучшее, восстает против Бога. Но бывает и другая пора, когда Бог показывает нам наше ничтожество, дабы наставить на путь истинный.
Притворству может поверить лишь тот, кто не любит, - или трус, закрывающий глаза на правду. Но страсть тотчас узнает другую страсть; ее не проведешь.
Наркомания - это многолетнее наслаждение смертью.
Чем больше женщин знает мужчина, ием приметивнее его представление о них.
Париж - населенная пустыня; провинциальный город - пустыня без одиночества.
Дороже всего обходятся не-продажные женщины.
Любовь - это часто встреча двух слабостей.
Не нужно иметь веру, чтобы молиться; нужно молиться, чтобы обрести веру.
Самые необыкновенные чувства перестают удивлять, когда становятся привычными.
Париж - это населенное одиночество.
Любить - значит видеть чудо, невидимое для других.
Цирк - последнее прибежище чистого искусства.
Многие люди смотрят на Господа Бога как на слугу, который должен сделать за них всю грязную работу.
Когда вспоминаешь о том времени, когда ты любил, кажется, что с тех пор больше уже ничего не случилось.