Аркадий Давидович

Если девушка уступает тебе место в трамвае, нет смысла за ней ухаживать.
Если враг не угрожает, армия в опасности.
Не надо мне некролога — лучше напечатайте на этом месте мои афоризмы.
Культура — это умение материться без мата.
Государство — это я.
Государство — это не я!
Власть — от Бога, а иерархия — от власти.
Женщин надо принимать со всеми нашими недо­статками.
Женщина спешит с первым браком, боясь опоздать со вторым.
Когда мужчины разговаривают о деньгах, они ду­мают о женщинах.
В наших мечтах мы имеем таких женщин, о кото­рых другие и мечтать-то не смеют.
Чем ленивее и глупее человек, тем чаще он беспо­коит Бога.
Если у тебя нет женщины, значит, у кого-то их две.
У нас плохие люди, зато какой хороший народ!
Когда у оппонента кончаются аргументы, он начи­нает уточнять национальность.
На похоронах всем больше всего мешает покой­ник, но без него трудно обойтись.
Есть настолько очевидные истины, что их невоз­можно доказать.
Обидно, когда ты — Иуда, а тебя продают, как
Христа.
В борьбе с мафией мафия на нашей стороне.
Мафия бессмертна, потому что смертны все мы.
Борцы за народное счастье не любят счастливых
людей.
Потемкинские деревни стали городами.
В соседней камере всегда свободнее.
Сексуальное неравенство хуже социального.
Стоит забыть о старости, как склероз тут же напо­минает о ней.
Нас не будет. Впрочем, это уже было.
Столетняя война? Вот когда люди никуда не спе­шили.
Мало быть гением, надо еще и жить в столице.
Телевизор может заменить лишь телевизор с еще
большим экраном.
Азия быстрее становится Европой, чем Евразия.
Я слышал, что жизнь — неплохая штука, но я пред­почитаю чтение.